Revised edition in one volume - страница 38


Посреди маленьких его стихотворений попадаются такие, что действуют на читателя несоизмеримо посильнее, ибо Джефферс умеет с подлинным мастерством описать свое живописное побережье с его горами, поросшими кипарисами, а отличаю­щая этого поэта страсть к четким Revised edition in one volume - страница 38 научным способам позволила Джефферсу дать чуть не клинически достоверные описания погибели — и человека, и «более благородного» ястреба. Вырабо­танная им форма на поверхностный взор может показаться близкой к уитменовской, но Джефферс Revised edition in one volume - страница 38, хотя он и убежден, что «волнообразная повторяемость — это единственное существен­ное отличие поэтической речи от обычной», полностью дает для себя отчет в «количественном» значении безударных слогов, чего об Уитмене не скажешь Revised edition in one volume - страница 38. В обширных отрывках стих Джеффер­са, правда, производит воспоминание монотонности, и все-же поэт обосновал, что с помощью таковой формы может время от времени сооб­щить стихам полнозвучность и весомость.

Что все Revised edition in one volume - страница 38-таки касается взглядов на будущее Америки, то тут Джефферс прямо противоборствует Уитмену. Почитате­ли Джефферса не раз утверждали, что он поэт всеобщности, что ему неизвестны связывающие временные и пространственные рамки, но вернее созидать Revised edition in one volume - страница 38 в нем только очень типичного представителя областнической тенденции, певца земли «на краю континента» и той эры, когда движение на Запад завер­шилось и поэт начинает все болезненнее принимать бурный расцвет Лос Revised edition in one volume - страница 38-Анджелеса и Голливуда. «Подъем в Сьерры», «Страна призраков», «В оправдание дурных снов» — все эти стихи содержат контраст грозной нетронутой природы и чрез­мерно шикарной, лишившейся мускулов цивилизации. В сти­хотворении «Сияй, гибнущая Revised edition in one volume - страница 38 Республика» (1926) Джефферс го­ворит уже о вырождении южноамериканского общества, наглядно де­монстрируя, как очень воздействовал на него Шпенглер. Когда раз­разился кризис и начал подымать голову фашизм, Джефферс только продолжал повторять, что «цивилизация — скоротечная Revised edition in one volume - страница 38 болезнь». Он писал, что мы не заслуживаем наилучшей участи, чем оказаться под гнетом империалистического Цезаря, ибо в собственном неудержимом стремлении на Запад свирепо эксплуатиро­вали землю и с алчностью кидались Revised edition in one volume - страница 38 на ее плоды. Ему каза­лось, что в такие времена человеку нужно «до некий степени морально изолироваться от общества, по другому и его ожидает дегенерация». Из собственного уединенного кармелского дома-замка Джефферс Revised edition in one volume - страница 38 возвещал, что он — только «нейтральный» хроникер публичного загнивания. Но к городскому пролетариату он! относился с презрением и не раз гласил, что считает бесполез­ными все конструктивные преобразования общества. Неспособ­ность Джефферса держаться разумных взглядов Revised edition in one volume - страница 38 оказалась настолько полной, что он, невзирая на всегда характерный ему па­цифизм, начал даже гласить о предпочтении, которое готов оказать «слепой войне» перед всеми планами экономического урегулирования, ибо война более достойна Revised edition in one volume - страница 38. В его «Перевоору­жении» осязаемо неосознанное преклонение перед силой; вот к чему привело Джефферса его шпенглерианство, это искание «красоты» в «отчаянном темпе шагов массы... ведомой мечтой вниз по темному горному склону».

в

В Revised edition in one volume - страница 38 годы сразу за первой мировой войной, в годы как никогда сильного увлечения современной американской поэзи­ей, охватившего студенческую молодежь, такие сумрачные на­строения были кое-чем очень и очень дальним от Revised edition in one volume - страница 38 вдохновлявших ее стремлений. Эти рвения 20-х годов всего явственнее от­крываются в творчестве 2-ух поэтов: Эдны Сент-Винсент Мил-лэй и Стивена Бене. Мисс Миллэй, родившаяся в штате Мэн, стихотворением «Возрождение» (1912) отметила начало Revised edition in one volume - страница 38 студен­ческой собственной жизни в Вассар-колледже; в этих стихах уже можно отыскать те черты поэзии Миллэй, которые сделали ее по­пулярной,— свежее восприятие природы, при всей собственной наив­ности обнаруживающее Revised edition in one volume - страница 38, но, явственное созвучие мотивам британских романтиков, у каких обучалась поэтесса. Скоро эта особенность объединилась у Миллэй с той чисто мальчишеской грубостью, какая отличает богему Гринвич-Вилледж; и напи­санный ею катрен о Revised edition in one volume - страница 38 свече, пылающей с обоих концов, стал для молодых ниспровергателей викторианской морали «псалмом жизни».

Круг ее читателей расширился после возникновения книжек «Дру­гой апрель» (1921) и «Сплетающий струны для арфы» (1923), при этом в особенности жарко Revised edition in one volume - страница 38 приветствовали эти сборники те, кому не нравилась новомодная умственная поэзия. Реакция критиков на «Фатальную встречу» (1931) указывает, как резко расползались представления о поэзии Миллэй. Некие из рецензен­тов не поколебались поставить этот цикл Revised edition in one volume - страница 38 сонетов рядом с шекс­пировскими. Другие, подвергнув сонеты более подробному ана­лизу, обосновывали, что даже самым удачным из их, таким, как «О, вечно спи в латмийской пещере», присущи популярная рас­плывчатость Revised edition in one volume - страница 38 чувства и нечеткий синтаксис. Чтоб правильно оценить фортуны и недочеты этого цикла Миллэй, уместнее всего срав­нить его с посмертно размещенными сонетами Элинор Уайли из книжки «Ангелы и земные создания» (1920). Серьезно заняв Revised edition in one volume - страница 38­шись поэзией только в последнее десятилетие жизни, мисс Уайли показала, как исследование поэтов-метафизиков помогает очистить от банальностей романтические порывы и укрепить их, в то время как сонеты мисс Миллэй остаются только Revised edition in one volume - страница 38 дальними отголосками Китса, пусть название цикла и позаимствовано у Донна* Мисс Уайли была мастером более зрелым, хотя и не обла­дала таковой оригинальностью и силой, как считают ее друзья, исходящие при всем этом быстрее Revised edition in one volume - страница 38 из ее личных, чем из поэтических

' плюсов. Мортон Зейбл в статье о ее творчестве справедливо утверждает, что «в литературе, как и в жизни, поистине значи­тельное происходит нечасто, но добиться чего-то, что Revised edition in one volume - страница 38 оставит приятное воспоминание, не так невозможно». Элинор Уайли отыскала такую возможность в опытном и узком изображении обычной для нее среды, по этому и достигнула фуррора; этого почти всегда нельзя сказать о стихах Revised edition in one volume - страница 38 Эдны Миллэй. Более удачны те стихи мисс Миллэй, где она не пробует состязаться с другими поэтами, но пишет просто, ли­рически выражая ею самой пережитое, такие стихи, как, напри­мер, «Возвращение Revised edition in one volume - страница 38» (1934). Когда же она стремится сделать нечто более существенное, заслуги ее очень умеренны, хотя, конечно, она смогла написать «Королевского оруженосца» (1926), очень умелое либретто для оперы. Она интенсивно участ­вовала в движении протеста Revised edition in one volume - страница 38 против экзекуции Сакко и Ванцетти, но о ее стихах, посвященных данной теме, навряд ли кто-либо будет вспоминать. В конце 30-х годов, в атмосфере надвигающейся войны, мисс Миллэй сделала попытку передать чувство причаст­ности Revised edition in one volume - страница 38 к интернациональным конфликтам, но чувство это оказалось неглубоким, а слова для его выражения очевидными.

Стивен Бене, отпрыск военного, провел детство в различных уголках Соединенных Штатов, его глубоко заинтересовывала южноамериканская реальность и ее Revised edition in one volume - страница 38 исторические корешки. Очень рано появив­шиеся, 1-ые его стихи гласили и о другом увлечении — лите­ратурной балладой в том виде, какой она заполучила у поэтов конца XIX века —Уильяма Морриса и других Revised edition in one volume - страница 38. В наилучших произ­ведениях Бене оба эти его увлечения гармонически объединились? он писал баллады, черпая материал из южноамериканского фольклора и юмора; самая увлекательная из их, пожалуй, «Уильям Сикомо­ра» (1923). Подобно Эдне Миллэй Revised edition in one volume - страница 38, он принял роль в радостном мятеже против викторианцев; такими настроениями проникнуто полное грубости стихотворение «В защиту всех богохульствую­щих».

Талант Бене открылся в особенности много в поэме «Тело Джо­на Revised edition in one volume - страница 38 Брауна» (1928)—самой пользующейся популярностью большой поэме тех пор. По воззрению неких читателей, Бене стал в этом собственном произведении первым государственным поэтом, обладаю­щим теми свойствами, каких добивался от поэзии Уитмен; но-, с другой стороны Revised edition in one volume - страница 38, Гарриет Монро именовала поэму «эпосом ничем не лучше тех, что демонстрируют в кино». Законченный за два года, этот большой роман в стихах самим разнообразием ис­пользованных создателем стиховых форм свидетельствовал Revised edition in one volume - страница 38 о нема­лом мастерстве Бене; ясно гласил он и о глубочайшем интересе, который вызывали у Бене деятели времен Штатской войны, , Но в книжке много вялых и неинтересных страничек, приемы разви­тия деяния очень шаблонны Revised edition in one volume - страница 38, а персонажи владеют, обычно, только 2-мя измерениями. Книжки, подобные «Телу Джона Брауна»^ принуждают серьезно задуматься над вопросом

о том, что такое литература для народа в современном нашем обществе. Многие другие поэты находили Revised edition in one volume - страница 38, что дарование Бене никак не именовать высококлассным, и «Тело Джона Брауна» вы­звало интерес в большей степени только посреди школьников по­следних классов. Но демократически настроенный поэт не дол­жен с презрением отторгать Revised edition in one volume - страница 38 такую аудиторию; возвращению к жизни геройских преданий нашего прошедшего во всей их броской живописности Бене содействовал в достаточной мере, чтоб гласить о нем как о прямом наследнике Лонгфелло и Линдзи. Беспомощности же Revised edition in one volume - страница 38 поэмы всего ощутимее там, где Бене пробует сде­лать какие-то выводы из описываемых событий; здесь ему прихо­дится сталкиваться с суровыми неуввязками, но от размышле­ния над ними он просто Revised edition in one volume - страница 38 уходит, обманывая читателя собственной поверхностной легкостью. Еще большее осознание нашей истории Бене выказал в «Оде Уолту Уитмену», написанной во время кризиса; правда, и эта его вещь очень многоречива и беспорядочна. В «Литании по Revised edition in one volume - страница 38 диктатурам» (1936) и «Кошмарном сне в разгаре дня» (1940) Бене существенно более результативно, чем мисс Миллэй, выразил протест против опасности войны. «За­падная звезда», оставшаяся неоконченной большая поэма, над которой он Revised edition in one volume - страница 38 работал перед гибелью, полна жаркой любви к американской земле, хотя мастерство Бене по сопоставлению с по­эмой «Тело Джона Брауна» тут не подросло.

Арчибальд Маклиш, учившийся в Иельском институте некоторое время назад Бене Revised edition in one volume - страница 38, воспользовался несоизмеримо наименьшей популяр­ностью, но и он собственной поэзией сделал полезное дело, став собственного рода промежным звеном меж поэтами-эксперимен­таторами и широкой публикой. Если читать попорядку все им напи­санное— от книжки Revised edition in one volume - страница 38 «Горсть земли» (1925) и до сборника «Аме­рика обещала так много» (1940), — можно шаг за шагом проследить, .как сменялись доминирующие новые веяния в рас­сматриваемый нами период. Стихи он стал писать еще на студен Revised edition in one volume - страница 38­ческой скамье, но начало реального поэтического творчества сам Маклиш относит к 1923 году, когда он оставил юриди­ческую практику и уехал во Францию. В это время Маклиш прямо за Элиотом увлекся Revised edition in one volume - страница 38 мыслями Фрейзера, в особенности идеей о повторяющемся движении от погибели к новенькому рождению. От Элиота идет и применяемый Маклишем прием внезапного контраста, призванный передать изломанный ритм современной жизни. Несколькими годами позднее Маклиш написал «Конец Revised edition in one volume - страница 38 света», где доносил до американских читателей масштабную образность «Анабасиса» Сен-Жон Перса. В «Конкистадоре» ,(1932) Маклиш ясно показал, до какой степени своим стихом он должен Паунду, а в более успешной части этого произведения Revised edition in one volume - страница 38 — «Берналь Диас пишет вступление к собственной книге» — вновь звучит мотив вялости от мира, пришедший из «Gerontion». Но с конца 20-х годов Маклиш вновь стал обра­щаться к южноамериканским темам Revised edition in one volume - страница 38 и скоро интенсивно откликнулся на

начинавшийся тогда подъем настроений публичного про­теста. Свои «Фрески для Рокфеллер-сити» (1933) * он предназначил Сэндбергу, а в «Обращении к массам» и радиопьесе «Падение города» у Маклиша появляются темы и интонации Revised edition in one volume - страница 38, отличающие юных поэтов, а именно Одена.Ему всегда было свойствен­но жарко увлекаться новым, ну и поэтическое чутье никогда не подвело Маклиша, но он очень восприимчив к воздействиям, чтоб выработать свой стиль. Он Revised edition in one volume - страница 38 приметен исключительно в неких маленьких его лирических стихотворениях, отличаю­щихся искренностью и элегическим звучанием, — «Вам, Эндрю Марвелл» либо «Родившийся очень поздно».

7

Маклиш — вроде бы барометр того периода, для которого ха­рактерно Revised edition in one volume - страница 38 огромное обилие тестов; обо всех их тут нет способности даже упомянуть. Скажем, основной за­дачей такового поэта-экспериментатора, как Э. Э. Каммингс, было исключить возможность пересказа его стихотворений; читателю он оставляет только одну Revised edition in one volume - страница 38 возможность — откликнуться на ту не­повторимую нотку, которая звучит в его стихотворении. Отказ Каммингса от пунктуации и его внимание к типографской аран­жировке текста, те его особенности, которые или Revised edition in one volume - страница 38 приводили в экстаз, или отталкивали первых его читателей, — это только типичный метод побудить вглядеться в стихотворение, за­держать на нем внимание. А содержание стихов Каммингса, на самом деле, совершенно неизощренное. Он лирик, воспевающий романти Revised edition in one volume - страница 38­ческую любовь, он и романтик, не признающий в духе традиций Новейшей Великобритании никаких ограничений и считающий, что стихи появляются в тот миг, когда вдохновение сметает все барьеры синтаксиса. Круг его тем не изменяется Revised edition in one volume - страница 38 со времени «Тюльпанов и каминных труб» (1923). «Большинство людей» не живет, а просто медлительно погибает, как и праотцы, а ведь «ничего нет полнее, чем что-то одно», только личное подлинно Revised edition in one volume - страница 38 живо, и жизнь одухотворена любовью, этим «удивительным раз толь­ко раз». Иногда пробуждающееся у Каммингса внимание к «че­ловеку недоброму», мелькающему в массе, вдохновляет его соз­давать произведения в духе бытовой сатиры, развенчивающей Revised edition in one volume - страница 38 неверных кумиров, посреди которых Каммингсу в особенности неприят­ны создатели рекламы и проповедники войны.

Конрад Эйкен, учившийся в Гарварде сразу с Элио­том, тоже экспериментирует, хотя и в ином направлении, чем Каммингс. Его Revised edition in one volume - страница 38 стихотворения не преследуют цель поразить чи­тателя, вышибить его из колеи, так чтоб он сумел вновь почувство­вать неиссякаемую новизну и свежесть жизни. Напротив, Эйкен как будто баюкает читателя собственной сладкогласной музыкой Revised edition in one volume - страница 38 и уводит его в призрачный мир фрейдовских фантазий. С самого начала деятельности Эми Лоуэлл и имажистов он относился к ним скептически, ибо им недоставало силы чувства, и не по­вторял Revised edition in one volume - страница 38 их темы, так как она затрагивала только «относи­тельные ценности бытия». Но пристрастие Эйкена сходу и к музыкальности, и к психическому анализу странноватым обра­зом лишало большая часть его поэм истинной энергии. Воспро­изводя Revised edition in one volume - страница 38 в собственной серии «Прелюды» «мелодию хаоса», Эйкен ока­зался перед той угрозой, которую Айвор Уинтерс именовал «нетерпимой вторичностью формы». В «Прелюдах» строчка раз­мывается, переходя в неопределенный шепот, и поэт Revised edition in one volume - страница 38 оказывает­ся в таких сферах, где уже отступает сознание, где «мы закру­чены все мальштремом». Это противоречие Эйкену удалось пре­одолеть в стихотворениях, рассказывающих о том, какое болезнен­ное воспоминание производит город на Revised edition in one volume - страница 38 восприимчивую душу, и отмеченных не настолько расплывчатой образностью. К их числу относятся «Диссонансы» и «Сенлин», написанные в те же годы, что и 1-ые стихи Элиота, а в «Эклогах, высеченных из песча­ника Revised edition in one volume - страница 38», которые были сделаны еще позже, уже сначала 40-х годов, Эйкен вновь обращается к этой собственной теме, демон­стрируя очень окрепшее мастерство.

Два других поэта-экспериментатора, чье значение тут можно только отметить Revised edition in one volume - страница 38, но не охарактеризовать, были друзья­ми Паунда, когда он обучался в Пенсильванском институте. Уильям Карлос Уильяме в то время постигал медицину, а Мэри­эн Мур заканчивала институт Брин Мор. Уильяме, в чьих жи­лах Revised edition in one volume - страница 38 текла британская, французская, испанская и еврейская кровь, добывает средства к жизни докторской практикой в Ре-зерфорде, штат Нью-Джерси, где его главные клиенты — рабо­чие. Это наложило приметный отпечаток на его творчество Revised edition in one volume - страница 38. Вна­чале очень увлеченный имажистами, он с течением времени стал по­нимать, что их поэзия не оправдывает ожиданий, ибо ей не присуща «необходимость конкретно такового звучания». Еще важнее для Уильямса было Revised edition in one volume - страница 38 то, что его обостренно-чувственное, как у Лоренса, мировосприятие стремительно отыскало для собственного выражения богатую почву в самых обычных нам всем видах, рожден­ных йовседневной жизнью. По воззрению Уильямса, «класси­ческое» — это «полностью раскрывшееся Revised edition in one volume - страница 38 локальное, когда слова отмечены чертами местности, где они родились»; все далее отходя от Паунда, Уильяме научился не только лишь открывать кра­соту в жизни бедной и грязной, да и Revised edition in one volume - страница 38 согрел стихи симпатией к самым обыденным людям. Многие его стихотворения, может быть даже большая часть их, посвящены очень случайным те­мам, и в этом смысле можно сказать, что Уильяме так до конца и не Revised edition in one volume - страница 38 избавился от имажистских увлечений, но в наилучших из их — «По дороге в лазарет для заразительных больных», «Ях­ты»— его постоянно живы картины стают в особенности выра­зительными благодаря хорошему поэтическому Revised edition in one volume - страница 38 звучанию.

Мэриэн Мур заинтересовала читателей к тому жанру, которому, принадлежит и собственная ее поэзия, назвав одну из малочисленных собственных книжек «Наблюдения» (1924). Когда ее как-то спросили, каковы отличительные черты ее стихотворений, она ответила: «Их Revised edition in one volume - страница 38 нет, ну разве что в особенности развившаяся у меня склонность на уровне мыслей созидать да еще при встрече с жиз­нью в всех ее проявлениях — будь то насекомые, низшие жи Revised edition in one volume - страница 38­вотные либо людские существа — задаваться вопросом: до­бились ли они счастья и что с ними станется?» Ее приписывали к «объективистам» — так именует себя Уильяме, а Кеннет Берк дает такое определение той поэзии Revised edition in one volume - страница 38, к которой примыкает и творчество Мэриэн Мур. «Требования объективизма предпо­лагают доскональное исследование объекта, если он избирается для изображения, хотя бы этот объект и был взят только благодаря вызываемым им символическим либо Revised edition in one volume - страница 38 личным ассоциаци­ям». Таковой нрав задачки разъясняет, почему Мэриэн Мур настолько прилежно изучала и тушканчиков, и рыб, и собственного кота Питера. Это женская поэзия в самом наилучшем смысле слова, ибо Мэриэн Мур Revised edition in one volume - страница 38 и не пробует казаться более значимой поэ­тессой, чем она есть в реальности.

Ее стих, о котором с похвалой откликались Элиот и Уоллес Стивене, не похож ни на чей другой. В базе его Revised edition in one volume - страница 38 лежит не стопа, но число слогов, и в итоге выходит не свободный стих, но упорядоченный — время от времени легкий, время от времени очень серьезный. Мэриэн Мур выразила то, к чему стремится, заметив, что Revised edition in one volume - страница 38 «надо избегать лишней акцентировки и лишнего выделения ка­ких-то строк... мне кажется, поэту может оказать бесценную помощь такового рода математика, на которой базирована музыка». При настолько обмысленном подходе к творчеству Revised edition in one volume - страница 38 поэту всегдатро? зит опасность прозвучать сухо, но мисс Мур сохраняет безуко* ризненную верность отстаиваемым ею принципам. Заглавия неких ее стихотворений — «Когда я покупаю картины», «Ценители и знатоки», «Делая выбор» — молвят о другой осо­бенности Revised edition in one volume - страница 38 ее поэзии: это всегда процесс серьезного отбора. В сти­хотворении «Поэзия» она гласит, что желала бы, подобно Йейт­су, быть «копиистом воображения»; там же содержится обширно узнаваемый ее афоризм о Revised edition in one volume - страница 38 том, каковы должны быть сотворения подлинного воображения: «Не есть те сады, но настоя­щие в их селятся лягушки».

История поэзии в конечном счете сохраняет не поэтов, а от­дельные стихотворения; и, говоря о Revised edition in one volume - страница 38 том периоде, который тут характеризуется, никак нельзя не упомянуть такие приметные его заслуги, как «Баллада о странноватых вещах» (1927) Фелп-са Патнэма и «Ода к морю» (1937) Говарда Бейкера. Пат-нэм — очередной романтик из Новейшей Revised edition in one volume - страница 38 Великобритании, в собственной балладе совершенно заного начавший разрабатывать образ обычного янки в поисках опыта, но, правда, не смогший довести начатое до конца. Бейкер же до настоящего времени остается самым значи­тельным поэтом Revised edition in one volume - страница 38 из числа тех, кто формировался под воздействием возродившегося классицизма; это возрождение — итог лекций Айвора Уинтерса в Стэнфордском институте. При первом прочтении «Ода» Бейкера, может быть, покажется чисто формальным поэтическим упражнением, но поэту Revised edition in one volume - страница 38 удается про­никнуть в святая святых нашей эры, когда он утверж­дает: «Человек рожден для других. И движение к наилучшему вечно».

Такими взорами и призывами был отмечен переход от 20-х годов Revised edition in one volume - страница 38 к 30-м, но вновь тогда появившийся энтузиазм к политике и экономике в романе и драме выразился поглубже, чем в поэзии. Правда, как мы лицезрели, Сэндберг собственной книжкой «Народ — да!» оживлял уитменойский утверждающий пафос Revised edition in one volume - страница 38, но из молоде­жи по этому пути практически никто не пошел; во всяком случае, по значительности ими сделанного таких поэтов не сопоставить с мо­лодыми британцами, объединявшимися вокруг Одена. В 30-е годы Revised edition in one volume - страница 38 выдвинулось несколько новых имен. Хорэс Грегори,, изо­бражающий, подобно Крейну, реальность огромного горо­да, обладает к тому же довольно глубочайшим познанием обще­ственных конфликтов, Кеннет Фиринг, использующий макси­мально свободный ритм, набрасывает Revised edition in one volume - страница 38 несколькими штрихами язвительные сатирические зарисовки; блюзы Лэнгстона Хьюза выражают настроений левого крыла, а Мюрйел Рюкейзер, как и многие другие, полна жарких симпатий к низшим классам, но ее поиски нужной для Revised edition in one volume - страница 38 такового рода поэзии формы не увенчались пока фуррором. В 1938 году вышла книжка Делмора Шварца «Мечта рождает причастность», й которой узрели самый перспективный поэтический дебют десятилетия. Карл Шапиро, с которым широкая публика познакомилась уже Revised edition in one volume - страница 38 в годы войны, начинал тогда печататься в малеханьких жур­налах.

Все классические разграничительные полосы меж поколе­ниями стирала в 30-е годы поэзия Уоллеса Стивенса, еще одно­го из очень редчайших в Revised edition in one volume - страница 38 Америке живописцев — редчайших поэтому, что в шестьдесят лет он работает активнее и плодотворнее, чем в 20 5.

Жизнь его — это последний пример того одиночества, которое ожидает поэта в Америке. Ровесник быстрее Фроста, чем Элиота, он Revised edition in one volume - страница 38 кончил Гарвард и юридическую школу при институте и с того времени зарабатывал на жизнь, ведя в Хартфорде дела, связан­ные со страхованием. Талант его формировался без воздействия какой бы то ни Revised edition in one volume - страница 38 было поэтической группы. 1-ые стихи Стивен­са были написаны в «Поэтри», когда ему было уже 30 5 лет, а 1-ая книжка — «Классическая гармония» — вышла еще спустя девять лет. Название сразу дает ощутить никогда не Revised edition in one volume - страница 38 ослабевавший у Стивенса энтузиазм к музыке. Он го* ворил также, что поэзии присуща «намеренно колоритная окраска»; и в собственных стихах достигнул необыкновенно выразительной цветовой палитры; тут везде ощущается любовь Стивенса к, необыкновенному и Revised edition in one volume - страница 38 прекрасному: в словах, которые он ценит за их не­ожиданные дополнительные смысловые цвета, в этом «розовом шоколаде и золотых зонтиках», в «спелых, налившихся, румяных плодах». Эту его пышность некие критики связы­вали Revised edition in one volume - страница 38 с новым для 20-х годов чувством вещественного роско­шества. Стивенса называли «денди от поэзии», имея при всем этом в виду такие его стихотворения, как «Le monocle de mon oncle». Но настоящее значение Стивенса Revised edition in one volume - страница 38 посодействовало бы установить со­поставление его стихов с «Пруфроком». Стивене как-то произнес, что ощущает себя обязанным «французам с их легкостью, изя­ществом, звучностью и яркостью», и всеми этими свойствами он обладает Revised edition in one volume - страница 38 свободнее, чем Элиот. Драматичность Стивенса никак не пе­регружена философским содержанием, и он не испытывал того настоятельного духовного побуждения, которое Элиота застави­ло обратиться к метафизикам. И поэтическая речь Стивенса бо Revised edition in one volume - страница 38­лее традиционна, более формально законченна, чем та полная драматизма речь, к которой стремился Элиот. Но эта блестя­щая, стильная отделка стихотворений — тоже одно из прояв­лений дендизма — частично прячет суровое Revised edition in one volume - страница 38 содержание сти­хов Стивенса; в «Воскресном утре», к примеру, при всем собственном эпикуреизме Стивене полностью дает для себя отчет в том, перед ка­кими неуввязками поставило современного человека исчезнове­ние санкций выше. В наибольшей Revised edition in one volume - страница 38 собственной поэме, «Комедиант, пишется через «к», Стивене обрисовывает различные стадии борьбы художника с окружающей его реальностью.

В 20-е годы Стивене писал сильно мало, и переиздание его «Гармонии», осуществленное сначала 30-х, познакомило читате Revised edition in one volume - страница 38­лей всего только с десятком ранее не публиковавшихся неболь­ших стихотворений. Но книжка «Начертания порядка» (1935) ознаменовала начало периода, когда его творческая продуктив­ность резко выросла. И название и содержание этой новейшей кни­ги Revised edition in one volume - страница 38 озадачили тех читателей, которые привыкли ожидать от Сти­венса опьяняющей пышности его «Императора мороженого». Но Хооэс Грегори и ранее смог осознать, что Стивене не просто тончайший знаток всех цветов чувственного восприятия Revised edition in one volume - страница 38, да и глубочайший наблюдающий «того упадка, что наступает прямо за резвым приумножением богатства и власти». Обширные ме­дитации Стивенса тотчас неясностью собственного поэтического строя и недовершенностью положенной в их базу мысли напоминают Revised edition in one volume - страница 38 о том, что Стивене всегда был одинок и мучился от отсутствия контактов с другими мыслителями и живописцами; но есть и другие стихотворения, хотя бы «Падающие люди», где возрастающей опасности всеобщего хаоса он Revised edition in one volume - страница 38 противопоставляет зрелую идея и поэтическое достояние.

Стивенса всегда больше всего завлекал контраст меж су-*ой реальностью к тем, во что способна перевоплотить ее фанта­зия; данная тема в некий мере Revised edition in one volume - страница 38 роднит его с Уильямсом. Но

Стивене думал над природой искусства более глубоко, тогда и появлялись такие строчки:

Прекрасная причина бытия, Воображенье, только ты реально В воображенном мире.

Феномен, о котором сказано в этих строчках Revised edition in one volume - страница 38, и все его по­следствия Стивене всего выигрышнее воплотил в «Человеке с голу­бой гитарой» (1937). Говоря тут о живописи Пикассо, Сти­вене указывает, как искусство ведет нас к более осмысленному постижению жизни Revised edition in one volume - страница 38, хотя тотчас может создаться воспоминание, что оно деформирует действительность. Держась в стороне от движе­ний политического нрава, Стивене многие свои стихотворе­ния посвящал природе искусства; ему представлялось, что поэт должен сопротивляться Revised edition in one volume - страница 38 оказываемому на него давлению снаружи, избегать порабощения очень однообразными буднями. Стивене осознавал, что «насильственно поддерживаемый порядок есть противоположность настоящему порядку», и ему казалось, что поэтическое воображение — это собственного рода возможность бегст­ва, только Revised edition in one volume - страница 38 бегства в ту страну, где мы все должны могли быть проводить свою жизнь. Он убежден, что смысл деятельности поэта «помогать людям прожить собственный век», но делать это он должен, пробуждая и преображая Revised edition in one volume - страница 38 сокрытую в их жажду на­слаждения, ибо поэт влюблен «в мир, который он видит и тем обогащает». Когда же в 1939 году вспыхнул костер самого ожесточенного насилия, Стивене в собственном «Размышлении о герое Revised edition in one volume - страница 38 во время войны» пробовал осознать, сохранились ли еще какие-то опоры для гуманизма. Размышление это обхватывает все больший круг явлений и не закончено по сейчас; но к какой бы философской идее ни пришел Стивене Revised edition in one volume - страница 38, за ним уже закрепилась репутация поэта «чрезвычайной элегантности», певца «несуществующей страны». К концу 30-х годов юные поэты все более склонялись к тому, чтоб признать Стивенса самым профессиональным и остро Revised edition in one volume - страница 38 чувствующим мир поэтом из всех, кто творил в то время в Америке.

А Элиот шел наперекор всем более всераспространенным тенденциям эры, шел с того самого времени, как возвестил в конце 20-х годов Revised edition in one volume - страница 38 о собственном переходе в англокатолицизм. При­чины, толкнувшие его на этот шаг, косвенно объяснены в неко­торых замечаниях Элиота о Паскале: «Я не могу представить для себя ни 1-го писателя-христианина, включая сюда даже Revised edition in one volume - страница 38 Нью­мена*, который так бы страдал колебанием, но в то же время он обладал острым разумом и проницательной душой, чтоб ощутить и осознать хаос, бессмысленность, тщету жизни и мучения, и ду­шевный Revised edition in one volume - страница 38 покой он мог обрести, только признав творение в его целостности». Но открыто провозглашенная Элиотом позиция -«роялиста в политике» уже существенно наименее достойна уваже­ния, ибо на его политические, взоры, видимо Revised edition in one volume - страница 38, очень, воздействовали

Шарль Моррас * и «L'Action fran
Поздние стихотворения Элиота — «Пепельную среду» '(1930), «Четыре квартета», 1-ый из которых, «Бёрнт Нортон» появился в 1935 году, — необходимо рассматривать, как и любые дру­гие стихотворения: мы должны исходить не из того, что прини­маем Revised edition in one volume - страница 38 либо отвергаем проникающие их теологические идеи, а из того, как убедителен и проницателен поэт, как уда­лось ему независимо от теперешних его взглядов передать за­хватывающими нас ритмами свое осознание людской Revised edition in one volume - страница 38 при­роды, какой она нам стает. И если управляться этим принципом, «Пепельную среду», может быть, следует признать самой целостной из всех написанных Элиотом до настоящего времени боль­ших поэм, и уж во всяком Revised edition in one volume - страница 38 случае нужно дать подабающее ее поразительному музыкальному единству. Темы, в ней подня­тые, таковы, что Элиот не мог рассчитывать на фуррор у широкой публики. Здееь нет и следа легковесного пафоса утверждения Revised edition in one volume - страница 38. Мир, запечатленный в поэме,— это мир чистилища, где страда­ние делается еще острее оттого, что проснулось еомнение, от­того, что душа людская мучительно побеждает эти «поворо­ты и ступени», ведущие от скептицизма к вере. Но Revised edition in one volume - страница 38 у Элиота все это уходит корнями в подлинный человечий опыт; вот почему его поэма делает то предназначение поэзии, которое сам Элиот счи­тал одним из важных,— она делает нас Revised edition in one volume - страница 38 «чуточку более вни­мательными к тем глубочайшим, неизъяснимым эмоциям, которые образуют глубочайший пласт нашего существования, куда- мы изредка проникаем, ибо наша жизнь — это обычно бегство от са­мих себя».

В «Четырех квартетах» Элиот фактически Revised edition in one volume - страница 38 воплотил свою идея о том, что «использовать повторяющиеся темы в поэзии настолько же естественно, как и в музыке». Оглядываясь сейчас на ушедшее поэтическое поколение, Элиот приходит к мысли, что всего более нашей поэзии Revised edition in one volume - страница 38 были характерны «поиски пригодно­го для нее современного речевого стиля». Но, по воззрению Элио-

та, на данный момент мы близки к началу другого шага: «Когда мы до­стигнем такового положения Revised edition in one volume - страница 38, при котором поэтический стиль бу­дет уже устойчивым, последует, может быть, период усовершенст­вования музыкальности стиха». «Квартеты» и начинают эту ра­боту; стиль их ничем не припоминает изобретательные парадок­сы и Revised edition in one volume - страница 38 остраненные образы, с помощью которых Элиот до этого стремился сказать своим стихам дух метафизической поэзии. Сейчас медитации и умозаключения не теснят у Элиота ли­рику, заключенную в законченную форму. Ранешняя его поэзия была Revised edition in one volume - страница 38 трудна по форме, эти же стихотворения трудны по мысли. Логика в их остается в достаточной мере поочередной, но читателю предлагается тут таковой тип размышления, к которо­му в наш светский век Revised edition in one volume - страница 38 совершенно не привыкли. Раздумья Элиота над временем, над качествами памяти вновь принуждают обра­тить внимание на его энтузиазм к Бергсону, но все-же больше всего Элиота тянет к для себя христианская доктрина, согласно которой человек Revised edition in one volume - страница 38 живет «и во времени и вне времени»: он погру­жен в бурнокипящую жизнь, но совместно с тем способен и к постижению нескончаемого, к вневременному существованию в грани­цах собственного времени Revised edition in one volume - страница 38 и над ним. Более напористо обдумывает Элиот доктрину Воплощения, согласно которой Бог в лице Спа­сителя обретает человечий образ; по Элиоту, характерная XIX веку замена Воплощения Обожествлением, мыслью о том, ■что Revised edition in one volume - страница 38, реализуя заложенные в нем способности, человек сам ста­новится Богом, с неизбежностью ведет от преклонения перед героями к преклонению перед диктатурой. Отсюда и проистека­ла воинственная направленность его политических взглядов, она в особенности осязаема Revised edition in one volume - страница 38 в его пьесе «Убийство в соборе» (1935), ■где христианская этика противоборствует насильной узурпа­ции, напоминающей фашизм. Просто было утверждать, что рели­гиозные стихотворения Элиота совершенно не передают духа нашего времени; но в эру Revised edition in one volume - страница 38 распада, в эру надвигающейся войны они явились таковой значимой, пусть и таковой темной, поэтиче­ской исповедью, каких не было начиная с XVII столетия,

80. трибунал критики

1

Предназначение литературной критики состоит быстрее в Revised edition in one volume - страница 38 том, что­бы рассматривать и оценивать силы, уже действующие в живом литературном процессе, чем провоцировать возникновение новых произведений. Но, если пред нами реальная критика, она должна делать обе эти задачки, а существование Revised edition in one volume - страница 38 в 1925— 1945 годах эффективной, практически что организованной литературной критики, находившейся в творческом контакте с наилучшими пред­ставителями современной литературы, является, пожалуй, на­иболее убедительным доказательством бесспорной значимости американской литературы тех лет.

Критики, также как Revised edition in one volume - страница 38 и их собратья по перу романисты и поэты, выступили продолжателями неких уже определив­шихся к 1925 году тенденций.«Хотя другие из их литературных теорий своим появлением должны достижениям техники, анализа публичной и этической мысли, эти Revised edition in one volume - страница 38 критики сохраня­ли эмерсоновскую надежду на «освобождение» американской литературы, как ее понимали в 1910—1920 годах пионеры совре­менных публичных движений: Брукс, Борн и Менкен. Они никак не отказались от идеи «нового Revised edition in one volume - страница 38» — эстетического нова­торства, пересмотра этических и умственных мнений, роли в публичной и политической жизни, что с особенной силой проявлялось в ранешний период литературного радикализ­ма. Положение дел в 1915 году напоминало 1945 год, хотя эти даты Revised edition in one volume - страница 38 разбиты наизловещими и разрушительными событиями, что, фактически говоря, и сформировало литературу и критику следующего времени.


revolyuciya-kak-forma-socialnih-izmenenij.html
revolyuciya-pozhiraet-svoih-detej.html
revolyuciya-v-estestvoznanii-referat.html