Revised edition in one volume - страница 18


3

После 1910 года начался превосходный переворот в журналь­ном мире. Издания, которые так крепко утвердились, что выходили с этим же всепостоянством, с каким деньки недели следуют один за одним, развеялись как листочки прошлогоднего кален­даря Revised edition in one volume - страница 18. Самая высочайшая «смертность» отмечалась посреди ежемесяч­ников «разгребателей грязи». Эти журнальчики распространялись огромными тиражами, когда обличали пороки южноамериканского бизнеса, правительства, церкви и публичной жизни в сенса­ционных выступлениях, а время от времени в Revised edition in one volume - страница 18 серьезных, богатых фак­тами статьях, написанных талантливейшими журналистами Америки всех времен; некие из их, в том числе Линкольн Стеффенс и Рэй Стеннард Бейкер, отличались более высочайшим литературным мастерством, чем их современники прозаики Revised edition in one volume - страница 18. Журнальчики «Эврибодиз», «Макклюрс», «Космополитэн» и «Хэмп­тоне», где печатались «разгребатели грязи», имели в 1910 году каждомесячный тираж полмиллиона экземпляров каждый. Через два года они все изменили свою редакционную политику, потом «Хэмптоне» закончил издание Revised edition in one volume - страница 18, за ним последовали «Эринэ», «Твентиз сенчюри», «Сэксес» и «Хьюмен лайф». В то время го­ворили, что читатели утратили энтузиазм к «разгребанию грязи», но более поздние признания редакторов и издателей проявили, что их Revised edition in one volume - страница 18 журнальчики стали жертвой собственного фуррора, наведя ужас в деловых кругах, в то время как сами зависели от рекламы и банковского кредита. Когда реклама начала равномерно исче­зать с их Revised edition in one volume - страница 18 страничек и ссуды, точно по мановению магической палоч­ки, были внезапно нужны назад, они были вынуж­дены закончить или свои расследования, или существование.

Не настолько быстро преобразовывались и исчезали тол­стые литературные ежемесячники. «Харперс», «Скрибнерс Revised edition in one volume - страница 18», «Сенчюри», так же как «Атлантик мансли» и «Норт эмерикэн ревью», их старенькые и к тому времени обедневшие родственники, длительно являлись законодателями вкуса в Америке. Они все были блюстителями традиции утонченной литературы, которая Revised edition in one volume - страница 18 окон­чательно истончилась, но, надменно скрывая это, преврати­лась в традицию приличной литературы. В 1910 году пер­вые три журнальчика еще выходили общим тиражом выше полу­миллиона экземпляров. В течение последующего Revised edition in one volume - страница 18 десятилетня все журнальчики, не считая «Атлантик», растеряли собственных читателей. «Хар­перс», но, возобновился после 1920 года под новым руко­водством, а «Сенчюри» протянул до 1930-го, но уже как ежс-квартальник. «Скрибнерс» и «Норт эмерикэн Revised edition in one volume - страница 18 ревью» поняла грустная участь; оба не один раз меняли хозяев и закон­чили свое существование, подобно журнальчику «Литтелз ливинг эйдж», попав под контроль пропагандистов, поддерживавших политику государств — правительств оси.

Другие прославленные журнальчики исчезали Revised edition in one volume - страница 18 во время либо сра­зу же после первой мировой войны. Одним из первых в 1916 году ушел со сцены «Харперс уикли», невзирая на то что за последние годы под управлением Revised edition in one volume - страница 18 Нормана Хэпгуда он пре­вратился в красивое литературное издание. Но его покинули рекламодатели, и он соеденился с журнальчиком «Индепендент», объ­единенным в свою очередь с «Аутлук», прекратившимся в

1935 году. Журнальчик «Карент литерачюр», переименованный в Revised edition in one volume - страница 18 «Карент опиньон», наилучший из фаворитных изданий, освещавших культурную жизнь страны в предвоенные годы, умер, утратив подписчиков. «Юс компэньон», некогда самый пользующийся популярностью аме­риканский журнальчик, за которым раз в неделю наблюдали как малыши Revised edition in one volume - страница 18, так и взрослые, пришел в упадок, но не от недочета читате­лей, а от неискусного ведения бухгалтерии, и закрылся в 1929 го­ду. Три юмористических еженедельника — «Пэк», «Джадж», «Лайф» — задохнулись от собственного Revised edition in one volume - страница 18 хохота. Журнальчик «Уорлдс уорк» был поглощен «Ревью ов ревью», а тот в свою очередь — «Литерэри дайджест», который увял под общий смех после того, как его известный опрос избирателей показал, что в

1936 году Лэндон одержит победу Revised edition in one volume - страница 18 на президентских выборах. Журнальчики вымирали не только лишь поодиночке, да и целыми группа­ми и семьями, к примеру «Букмен», «Бук чэт» и «Бук байер», либо как «Сент Николас» и Revised edition in one volume - страница 18 другие утвердившиеся детские еже­месячники, либо как «Форум» и все повторяющиеся издания, ста-пившие целью предоставлять свои странички для дебатов. Они исчезали один за одним, унося с собой прославленные имена и оставляя место Revised edition in one volume - страница 18 для новых журналов, не обремененных грузом собственных традиций.

Эти новые журнальчики были самых различных типов. «Йель ревью» (1911), институтский ежеквартальник, впер­вые захватил обширное признание и положил начало изданиям, располагающим маленькой, но Revised edition in one volume - страница 18 влиятельной аудиторией, а по содержанию представляющим из себя смесь инфы о лите­ратуре, ее критичной интерпретации и художественных произ­ведений. Журнальчик «Нью рипаблик», начатый в 1914 году, был первым еженедельником нового типа. Руководимый блистатель­ной Revised edition in one volume - страница 18 редколлегией, он пробовал установить идеал интеллектуаль­ной дискуссии и литературного стиля. Издаваемый с 1865 года старенькый журнальчик «Нейшн» после того, как в 1918 году Освальд

Гаррисон Уиллард стал его редактором, перевоплотился в энергич­ный Revised edition in one volume - страница 18 политический орган, но продолжал оставаться литератур­ным изданием, и его новые критики поддерживали прозаиков последнего поколения. В послевоенные годы наступил расцвет «ли­беральных еженедельников», которые, правда, не всегда были еженедельниками и далековато не Revised edition in one volume - страница 18 все были либеральными. Не считая «Нейшн» и «Нью рипаблик», недолго выходили «Фримен», от­стаивавший неплохую прозу и систему одного налога, ради­кальный двухнедельник «Дайэл» (1916—1920) и консерватив­ный «Уикли ревью».

Рецензия и литературная Revised edition in one volume - страница 18 критика стали главным содержа­нием «Сатердей ревью ов литерачюр» (1924), сменившего при прежнем руководстве «Литерэри ревью», приложение старенькой газеты «Нью-Йорк ивнинг пост». Это была дерзкая попыт­ка приблизить университетскую науку к интересам Revised edition in one volume - страница 18 образован­ной публики. В период меж 1915 и 1925 годами группа препо­давателей и ученых, в которую входили Джон Эрскин и Карл Ван Дорен * из Колумбийского института, Генри Сейдел Кэнби * из Иеля Revised edition in one volume - страница 18 и Стюарт П. Шерман из Иллинойсского уни­верситета, мигрировала в доброжелательную область литературной журналистики. Отделы рецензий и книжных обозрений в вос­кресных приложениях газет «Нью-Йорк тайме», «Нью-Йорк ге­ральд трибюн», так же Revised edition in one volume - страница 18 как и «Сатердей ревью ов литерачюр», отражали эту живую потребность времени.

Без особенных усилий более качественные и одаренные коммен­таторы политических и литературных еженедельников просочились в газеты и там, выступая под своим именованием Revised edition in one volume - страница 18, нередко вразрез с редакционной линией издания, расширяли свою аудиторию и удовлетворяли спрос общества на умственное .руководст­во. В этом смысле типична карьера Уолтера Липпмана. Он на­чал путь в редколлегии «Нью рипаблик Revised edition in one volume - страница 18», написал потом книжки «Общественное мнение» (1922) и «Введение в мораль» (1929) и в конце концов перевоплотился в создателя комментариев для газет­ных синдикатов по вопросам внутренней и наружной политики, что благодаря его эрудиции Revised edition in one volume - страница 18 и характерной его стилю доходчи­вости сделало ему имя в масштабах всей страны. Комментато­ры же, обладавшие неплохими голосовыми связками и богатым предыдущим опытом, преуспевали на радио, пользуясь его практически бескрайними способностями. В Revised edition in one volume - страница 18 протяжении 30-х и 40-х годов они распутывали для миллионов слушателей хитро­сплетения политики, войны и интернациональных отношений.

Если после первой мировой войны старенькые повторяющиеся из­дания теряли собственных читателей либо уходили Revised edition in one volume - страница 18 совершенно, то новые продолжали появляться раз в год. В 1922 году появился «Ридерс дайджест», умеренный сначала журнальчик, которому, но, суж­дено было стать изданием с наибольшим тиражом в мире, В будущем Revised edition in one volume - страница 18 году начал выходить «Тайм», 1-ый из информа­ционных еженедельников, в 1924 году — журнальчик «Эмерикэн

меркюри», редактируемый Г. Л. Менкеном и Джорджем Джи­ном Натаном, в 1925 году — «Нью-Иоркер», который не стре­мился быть суровым изданием Revised edition in one volume - страница 18, что ему, правда, далековато не всегда удавалось. Позднее появятся другие издания, также спо­собствовавшие изменению нрава американской журна­листики: в конце десятилетия «Эсквайр» с обольстительными красотками на цветных фото; в 1930 году Revised edition in one volume - страница 18 — «Форчун» с кропотливыми исследовательскими работами южноамериканского бизнеса и пре­красной графикой, который 1-ые три года, но, был убы­точным предприятием, и, в конце концов, в 1936 году — новый журнальчик «Лайф», 1-ый и самый процветающий Revised edition in one volume - страница 18 из всех огромных ил­люстрированных журналов.

«Тайм», «Форчун» и «Ньюсуик» (1933) знаменовали, по мень­шей мере в одном отношении, конкретный поворот в американ­ской журналистике. Эти издания ставили впереди себя задачку если Revised edition in one volume - страница 18 не управлять публичным воззрением, то, во всяком случае, поставлять факты, его формирующие. Они были результатом труда коллектива, сообща освещавшего анонсы в настолько дальних областях, как наука, литература, экономика и искусство. И по­скольку они опирались Revised edition in one volume - страница 18 на группы профессионалов, то материалы для их не столько писались, сколько переписывались штатом литературных служащих. Подобные приемы были полной про­тивоположностью личному журнализму, господствовавшему как в газетах, так и в журнальчиках тех Revised edition in one volume - страница 18 пор.

Некие новые издания имели высочайший проф уровень, неведомый ранее в истории американской журна­листики. Их репортеры добывали больше фактов и делали более совершенные фото, а их редакторы отличались более опытным выбором Revised edition in one volume - страница 18 занятного материала и поболее уверенным суждением о том, как его следует подать, но все же ре­дакциям этих изданий, кроме отдельных членов ред­коллегии «Нью-Иоркер», были неизвестны ни страсть Revised edition in one volume - страница 18 к открытию новых писателей, ни умственная любознательность скуч­новатых журналов, издававшихся полста лет вспять. Новые жур­налы изредка предоставляли своим создателям право выражать соб­ственные взоры, которым журналисты-«разгребатели грязи» воспользовались как кое-чем Revised edition in one volume - страница 18 самб собой разумеющимся. Эти новые издания в значимой степени зависели от распространения посреди публики, читавшей также и суровые книжки, но их роль в формировании этой новейшей аудитории оказалась несравненно малой Revised edition in one volume - страница 18 по сопоставлению с приложенными ими усилиями.

4

На обложке первого номера «Поэтри, мэгэзин ов вере», вы­шедшего в октябре 1912 года, его редактор Гарриет Монро по­местила слова Уитмена: «Чтобы иметь огромную поэзию Revised edition in one volume - страница 18, необходимо иметь и огромную аудиторию». В течение первых 10 лет мисс Монро удалось найти несколько огромных и много добротных поэтов всех школ и направлений и опубликовать их стихи в собственном журнальчике. Но ей Revised edition in one volume - страница 18 не подфартило в разработке большой, либо по последней мере широкой, аудитории, ибо журнальчик «Поэт­ри» имел менее 3000 подписчиков. Но для многих поэтов, представленных журнальчиком, это была довольно впечатляющая аудитория, которую они не отыскали бы Revised edition in one volume - страница 18 без его помощи.

Мелкие журнальчики, подобные «Поэтри», становятся не­обходимыми для культурного развития, когда появляется разрыв меж вкусами широкой публики и задачками суровых писате­лей. После 1910 года их роль была в Revised edition in one volume - страница 18 особенности значительна, пото­му что конкретно они дали возможность быть услышанным целому поколению бунтующих поэтов и прозаиков. Один за одним по­являлись эти журнальчики, чтоб скоро погибнуть в борьбе за существование, но они напечатали Revised edition in one volume - страница 18 больше новых, а время от времени и поболее значимых писателей, чем многие выгодные издания за полста лет. «Азерс», небольшой журнальчик, редактируемый Альф­редом Креймборгом, исчислял свою аудиторию тремястами под­писчиков Revised edition in one volume - страница 18, а существовал четыре года, но он напечатал Уильяма Карлоса Уильямса, Альфреда Креймборга, Мэриэн Мур, Конра­да Эйкена, Уоллеса Стивенса и Т. С. Элиота в то время, когда их произведения были отклонены даже редакцией Revised edition in one volume - страница 18 «Поэтри». «Литтл ревью» выходил подольше других журналов. Он был на­чат в Чикаго в 1914 году, потом его издание было перенесено в New-york, позже в Париж, а идейно он переместился от Revised edition in one volume - страница 18 анархизма, феминизма через серию различных восторгов и увлечений к кубизму, сюрреализму и усталому цинизму, так что подшивки этого журнальчика являются идеологической историей того вре­мени, в которое он процветал.

«Мэссиз», основанный Revised edition in one volume - страница 18 в 1911 году, переживал собственный самый броский период с 1914 по 1917 год. Это был журнальчик рассказчиков, репортеров, поэтов, графиков *. Они критиковали старенькое обще­ство и пробовали выстроить новое. «Ридиз миррор» в Сент-Луисе напечатал многих Revised edition in one volume - страница 18 новых среднезападных поэтов, в том числе Эдгара Ли Мастерса, опубликовав значительную часть его «Ан­тологии Спун-ривер». «Смарт сет» в 1913 году как по духу, так и по тиражу был небольшим журнальчиком. В тот год Revised edition in one volume - страница 18 его редакти­ровал Уиллард Хантингтон Райт *, который заключил с владель­цем журнальчика контракт, предоставлявший ему полную власть в редакционной политике. Райт ознаменовал свою свободу публи­кацией произведений Джойса, Лоренса, Бирбома, Ведекинда, Шиицлера Revised edition in one volume - страница 18 — создателей, неведомых большинству подписчиков. В течение года, до того как, к величавой радости обладателя, истек срок деяния контракта, успело выйти двенадцать номеров, и «Смарт сет» был самым увлекательным журнальчиком в английском Revised edition in one volume - страница 18 мире. «Севен артс» — очередной успешный опыт, продлив­шийся год, Этот, журнальчик собрал вокруг себя самых наилучших но­вых американских эссеистов, поэтов и новеллистов * и представил их убедительно, как будто утверждая: «Настало время этих Revised edition in one volume - страница 18 авто­ров получить признание общества». Признание пришло, правда не всегда оно носило валютное выражение, но стоило редакто­рам выступить против нашего роли в войне, как покровитель­ница забрала субсидию и издание Revised edition in one volume - страница 18 закончилось. Это случилось осенью 1917 года, когда журнальчик «Мэссиз» был запрещен, а его редакторы предстали перед трибуналом по обвинению в антиправи­тельственной агитации.

После войны большая часть малеханьких журналов представля­ло Revised edition in one volume - страница 18 новое поколение американских писателей, которых больше, чем их предшественников, заинтересовывали в литературе форма и опыт. Некие издания организовывались группами критиков либо поэтов; самой броской была группа из Вандербилт-ского института, выпускавшая журнальчик Revised edition in one volume - страница 18 «Фьюджитив» *. В Нью-Йорке ежемесячник «Дайэл» стал глашатаем всего по­коления. Он был основан, либо, поточнее, сотворен, в итоге ре­организации двухмесячника «Дайэл» в январе 1920 года. Хотя это был отлично оформленный и приличный Revised edition in one volume - страница 18 журнальчик, ему не чужд был дух предприимчивости, с каким он смело печатал все то наилучшее, что удавалось найти его редакторам в различных кон­цах света. Из юных янки, пожалуй, в большинстве случаев Revised edition in one volume - страница 18 в нем печатались Э. Каммингс, Мэриэн Мур, Кеннет Берк. Журнальчик явился основателем традиции формальной критики, про­тивопоставлявшей себя как критике этической, так и социаль­ной. Эта традиция получила предстоящее развитие в журнальчике Revised edition in one volume - страница 18 «Хаунд энд Хорн» и по последней мере в 3-х институтских ежеквартальниках: «Сазерн ревью», «Сэвани ревью» и «Кеньон ревью». Но основная масса малеханьких журналов 20-х годов печаталась в Европе, где цены были ниже, чем Revised edition in one volume - страница 18 в Америке, и многие начинающие писатели находили, что там проще и дешев­ле жить. «Брум», «Гаргойл», «Сесешн», «Трансатлантик ревью», «Зис квортер», «Экзайл», «Тэмбур» — вот далековато не полный список заглавий этих малеханьких Revised edition in one volume - страница 18 журналов, непрерывной ве­реницей следовавших один за одним. Но наибольшим и самым влиятельным из их был «Транзишн» *, просуществовав­ший с 1927 по 1938 год.

5

В 1-ые годы после войны газеты более удачно, ежели журнальчики Revised edition in one volume - страница 18, приспосабливались к новенькому образованному и интел­лектуальному обществу огромных городов. Это было неустойчи­вое и неуверенное, но в целом процветающее общество, радостное и благодушное, шедшее по пути все большей урбанизации и Revised edition in one volume - страница 18 развития инфы. Это общество сохраняло либерализм да­же в разгар послевоенной политической реакции. Оно враждеб­но относилось к традиции благопристойности, проявлениям сно­бизма и догматизма, также грубому материализму бизнеса, который властвовал в американской политике Revised edition in one volume - страница 18 и экономике тех пор. И все таки в нем преобладали настроения пассив­ной созерцательности и любознательности, а не радикализм и готовность к революционному действию. Оно все-же обожало собственный свой мир, и ненависть Revised edition in one volume - страница 18, которая обычно сопровож­дает беспощадные идейные столкновения, была для него не свойственна. Интеллектуалы культивировали посреди этой читаю­щей публики терпимость ко всему, кроме интеллектуальной ограниченности.

Но в целом новое общество нуждалось Revised edition in one volume - страница 18 в большем, чем могли дать ему идеи и распространение познаний. В обществе властвовало одиночество, одиночество человека, затерянного в человеческом потоке большущего городка, в который он, обычно, переселялся из провинции. Этому человеку Revised edition in one volume - страница 18 не хватало ощу­щения особенности, людского тепла и даже просто чувства чего-то знакомого, обычного, если уж не близкого и интимного. Потребность человека в личной жизни не удовлетво­рялась в критериях стандартизированного общества Revised edition in one volume - страница 18, которое, ка­залось, добивалось платы за вещественное благополучие. От оди­ночества, так как не может быть норм и шаблонов для друж­бы, от ностальгии по конкретным контактам, присущим маленьким сообществам людей Revised edition in one volume - страница 18, от однотонной сероватой аноним­ности более умственные читатели находили отдушину в ярчайших личных выступлениях комментаторов и фельето­нистов, находя хотя бы в мире слов родную душу и единомыш­ленников. Лондон XVIII века с его Revised edition in one volume - страница 18 кофейнями и эссе, периоди­чески печатавшимися в «Тэтлере» и «Спектейторе», может слу­жить близкой аналогией этому явлению.

Разновидность современного личного журнализма, естественно, была за длительное время до этих десятилетий, появившись Revised edition in one volume - страница 18 в первый раз в так именуемой «желтой прессе» — детище Джозефа Пулит-цера, — в его нью-йоркской газете «Уорлд» в 90-е годы. Пулит-цер, выбившийся из низов иммигрант, знал, что массы жаждут новостей Revised edition in one volume - страница 18 прозаического нрава, что убийство, скандал либо сен­сация в публичных делах пробуждают в их живой энтузиазм, в то время как рассказ о более размеренных событиях, пусть важ­ных и значимых, не затрагивает их Revised edition in one volume - страница 18 воображения. Более просвещенные читатели книжек и журналов 20-х годов, в особен­ности обитатели огромных городов с массовым популяцией, в рав­ной степени испытывали голод по личности в журналистике и по темам Revised edition in one volume - страница 18 бытового нрава, но их вкусам претила грубая сенсационность. И по мере того как воздействие маленький группы интеллектуалов стало слабеть в редакционных статьях и пе­ремещаться в подписные комменты, так и эта городская пуб­лика Revised edition in one volume - страница 18, в большей степени воспитанная в институтах, начала тре­бовать юмористов и сатириков (как на сцене и в книжках, так и в прессе), которые давали бы ей чувство причастности к Revised edition in one volume - страница 18 тому, что понималось ею как высоколобая умозрительная ученость

'и что уводило от скукотищи и узенькой морали Века Благопристой-* ности.

Как в свое время Артимес Уорд, Петролеум В. Нэсби и Марк Твен с лекционных Revised edition in one volume - страница 18 кафедр пробуждали в людях удовлетворенность жизни и веселье, так в 20-е годы для огромного населения, еще не окутанного радио, это делали журналисты огромных га­зет, в каких появилась колонка фельетона с неизменным ве­дущим создателем Revised edition in one volume - страница 18. Фельетон, сатирический, в меру литературный, приятно личностный и точно умственный, вкупе с комиксами преобразил вид газеты.

Эти фельетоны, родиной которых был Средний Запад, а пер­выми создателями Юджин Филд и Лжет Лестон Revised edition in one volume - страница 18 Тейлор, уже не были обычной пародией, смышленым рассказом, смачной шут­кой, обычными для XIX века. Соответствующим примером жанра нового времени в период его наивысшей популярности посреди умственных читателей были фельетоны под заголовком Revised edition in one volume - страница 18 «Боевая рубка» Франклина П. Адамса, также уроженца Сред­него Запада, завоевавшего славу в нью-йоркских газетах «Трибюн» и «Уорлд». Дон Маркиз был быстрее смешным писа­телем, а не сатириком и известность Revised edition in one volume - страница 18 заполучил благодаря нью-йоркской «Сан». Ему были характерны драматичность, способность со­здавать смешные смешные типы и подмечать всякого рода пороки, но в глубине души он был катастрофическим романтиком. Пьесы и бессчетные Revised edition in one volume - страница 18 сонеты, продиктованные его внутрен­ним «я», отличались быстрее техничностью, а не самобытностью, но глубинная серьезность присваивала его юмору необыкновенную эмоцио­нальность и нередко даже ядовитую иронию. Его фельетоны тоже были хроникой городской жизни, но Revised edition in one volume - страница 18 он обогащал их собствен­ной фантазией, они отражали его настроения и философию.

Вышеназванные создатели, так же как и Ринг Ларднер, обла­дали способностью слышать и воспроизводить ритмы и лексику нового южноамериканского Revised edition in one volume - страница 18 языка, и их фельетоны могут служить источником для исследователей городского жаргона того време­ни. Конечно, Б. Л. Т., Ф. П. А., Дон Маркиз и их фельетоны подготовили почву для сатирических рассказов Ларднера Revised edition in one volume - страница 18 и Ф. Скотта Фицджеральда и ироничных пьес, которые с успе­хом шли на сцене в 20-е и 30-е годы. Создатели фельетонов были по преимуществу критиками и наблюдателями жизни, ежели ее Revised edition in one volume - страница 18 творцами, но популярность их произведений настроила мозги бессчетной публики на волну американской литературы. Очевидно, и настроения, и силы притяжения отличались от тех, что соединяли писателя и его аудиторию в пору ранешних фельетонов, скажем, таких Revised edition in one volume - страница 18, как «Жулики и простаки» Юджина Филда, печатавшихся в чикагской «Ньюс».

Кристофер Морли — фельетонист более позднего периода, выходец из другой среды, взращенный на академическо-литера-турной почве Востока, а в его случае к Revised edition in one volume - страница 18 тому же культивированной Оксфордом. Его фельетоны под рубрикой «Лужайка для игры в гольф», показавшиеся в первый раз в нью-йоркской «Ивнииг пост», а потом печатавшиеся в «Сатердей ревью ов литера Revised edition in one volume - страница 18­чюр», можно было бы именовать путешествием в мир книжек. Ему принадлежит награда в разработке широкой аудитории таким пи­сателям, как Джозеф Конрад, считавшимся очень сложны­ми. Морли написал прилично книжек, некие из их даже Revised edition in one volume - страница 18 являются достижениями в настолько трудной области, как фанта­зия, но он оставил след в памяти собственного поколения как создатель фельетонов, воссоздававших настроения 20-х годов. Его после­дователем в том, что можно было Revised edition in one volume - страница 18 бы именовать почитанием книжек, стал Александр Уолкотт, который выбрал радио своим каналом общения с аудиторией.

Скоро фельетон как соответствующая черта каждодневной газеты утратил свои литературные плюсы, и миражи юмористов, живописцев, критиков и сатириков Revised edition in one volume - страница 18 растворились в гуще мате­риалистического общества. После еще одного слияния газет ка­кой-нибудь фельетонист терял работу и обязан был находить новейшую среду, а по мере того как журналистика преобразовывалась в Revised edition in one volume - страница 18 большой бизнес, стандартизация и быстрое развитие синдикализма больше ставили препон значимым талан­там. Отличному фельетонисту, для того чтоб он удачно мог делать свою работу, было нужно неизменное чувство знакомой среды, его Revised edition in one volume - страница 18 окружавшей.

6

Новые издатели также содействовали формированию новейшей аудитории. Уже до 1920 года появилось несколько издателей, которые, обычно, находили доброжелательность к твор­честву новых поэтов и прозаиков, чьи произведения не интересо­вали старенькые влиятельные Revised edition in one volume - страница 18 компании. Одним из первых предприни­мателей нового типа был Митчелл Кеннерли, начавший свое дело в 1905 году. Оно закончилось в 1916 году, но за ним последовали другие конторы, показав, что книгоиздание может служить литературе, а не Revised edition in one volume - страница 18 только коммерческим интере­сам. Б. У. Хьюбш, очередной новый издатель, публиковал пре­имущественно произведения европейских писателей, таких, как Джойс, Гауптман, Зудерман, Стриндберг, Чехов, Горьковатый. В 1925 году он перебежал во вновь основанную Revised edition in one volume - страница 18 фирму «Викинг пресс», захватив с собой и многих создателей. Альфред Кнопф, послужив у Даблди, Пейджа и Кеннерли, открыл свою фирму в 1915 году. Он также специализировался на издании произве­дений европейских писателей, посреди Revised edition in one volume - страница 18 которых оказалось рекорд­ное число будущих нобелевских лауреатов. Из юных амери­канцев он опубликовал Кэсер, Гершесгаймера, Менкена.

В книгоиздательском мире назревал конфликт меж пред­принимателями новейшей н старенькой формации. Первых винили Revised edition in one volume - страница 18 в меркантилизме и скукотище, вторых — в безрассудстве, дурном вку­ее и финансовом авантюризме. Основанная в 1917 году компания «Бонн и Ливрайт» обострила конфликт, так как была самой невразумительной "из всех новых компаний. Она Revised edition in one volume - страница 18 прославилась собственной поддержкой непризнанных писателей (в том числе Драй­зера, Андерсона, Джефферса, О'Нила) и лукулловыми пирами собственного президента Хорэса Ливрайта. Его партнер Элберт Бони ушел от него в 1918 году, другие Revised edition in one volume - страница 18 компаньоны тоже безизбежно его покидали, чтоб начать свое дело. Таким макаром, компания «Бони и Ливрайт» оказалась родоначальницей издательств «Эл­берт и Чарльз Бони», «Томас Селцтер, Саймон и Шустер», «Рэндом хауз», «Джулиэн Месснер» и «Ковиси — Фрайд Revised edition in one volume - страница 18», не говоря уже о «Ливрайт паблишинг корпорейшн», которая при­обрела права автора отчего дома после погибели его главы. Фирме «Харкорт, Брейс», основанной в 1919 году, удалось пере­бросить мост меж старенькыми и новыми Revised edition in one volume - страница 18 книгоиздателями. Она начала свою деятельность публикацией «Экономических послед­ствий мира» Джона Мейнарда Кейнза и продолжила ее изда­нием в 1920 году «Главной улицы», которая явилась первой книжкой 1-го из новых Revised edition in one volume - страница 18 романистов, разошедшейся в количест­ве полумиллиона экземпляров. В тот же год 1-ая многоакт­ная пьеса О'Нила «За горизонтом» имела фуррор на Бродвее. Бунтующие писатели военных лет находили свою аудиторию и становились ведущими создателями новейшей Revised edition in one volume - страница 18 эпохи.

Одно за другим приличные издательства перестраивали свою политику. Глубочайшие противоречия меж издательствами ста­рой и новейшей полосы стерлись после 1925 года, когда более старенькые конторы, такие, как «Скрибнерс» и «Хафтон Мифлин», стали Revised edition in one volume - страница 18 от­носиться доброжелательнее, чем их юные соперники, к экс­периментальной литературе. Старенькые издательства, если только их не сковывали оковы традиций, имели больше шансов на вы­живание в острой конкурентноспособной Revised edition in one volume - страница 18 борьбе. Дела неких из их расстроились, очень немногие закончили свое существование, но большая часть сохранило прежние позиции либо вступило в новейшую фазу благоденствия. Забегая вперед, отметим, что из че­тырнадцати издательств, выпустивших в 1942 году более Revised edition in one volume - страница 18 100 заглавий, только три было основано после 1910 года, а осталь­ные являлись старейшими предприятиями книгоиздательского дела. Компания «Макмиллан» выпускала больше новых книжек, чем какое-либо другое издательство, за ним следовало Revised edition in one volume - страница 18 издательство «Харпер», основанное в 1817 году. Но если учесть, по­мимо новых книжек, и переиздания, то первенство принадлежало «Даблди, Дорен».

Равномерно издательская промышленность сосредоточилась в Нью-Йорке. Два огромных издательства, выпускавших массовую про­дукцию Revised edition in one volume - страница 18, остались в Бостоне, одно — в Филадельфии и одно — в Индманаполисе, но даже эти четыре конторы сохранили конторы в Нью-Йорке для контактов с создателями и литературными, атен-т-ати. Большая часть Revised edition in one volume - страница 18 - компаний, расположейных за пределами; Нью-

Иорка, специализировалось в определенных областях: учебники издавались в Бостоне, книжки по медицине — в Филадельфии и Балтиморе, конторы по переизданию находились в Кливленде и Чикаго. Научная литература — несколько заглавий которой Revised edition in one volume - страница 18 по­явилось, точно по недоразумению, в перечнях бестселлеров — вы­пускалась издательствами, основанными при более чем 2-ух де­сятках институтов. Наистарейшим из их было либо Гарвард­ское, либо Иельское издательство, зависимо Revised edition in one volume - страница 18 от того, что принять за точку отсчета, а издательства, публиковавшие наи­большее число книжек, находились при Колумбийском, Гарвард­ском, Чикагском, Иельском и Принстонском институтах.

В Нью-Йорке книгоиздательское дело больше, чем когда-ли­бо Revised edition in one volume - страница 18, преобразовывалось в альянс бизнеса, искусства и профессионализ­ма. Наверняка, чисто проф уровень издательского дела понизился после 1910 года, но литературное качество вы­пускаемых книжек повысилось. Многие издатели стремились опе­редить запросы публики и время Revised edition in one volume - страница 18 от времени проявляли готовность растрачивать средства на издание произведений, которые не отыщут сбыта, раз­ве что в неясном будущем. Они числились с воззрением суровых критиков и в тех случаях, когда Revised edition in one volume - страница 18 до этого старенькые издатели его просто игнорировали бы, и даже читали мелкие журнальчики и находили возможность улучшать свои вкусы и талан­ты. История большинства новых издательств и неких ста­рых в период меж Revised edition in one volume - страница 18 2-мя войнами должна стать историей деятельности людей, а не становления компаний. Назовем только несколько таких имен: Альфред Кнопф с его страстью к оформ­лению книжки, чему будут подражать другие издатели Revised edition in one volume - страница 18; Хорэс Ливрайт с его пренебрежением к денежным вопросам и свое­нравной добротой к писателям-бунтарям; Альфред Харкет с его живым энтузиазмом к публичным дилеммам; Максуэлл Пер-кинс из «Скрибнерс», поддержавший Фицджеральда и Хемин­гуэя Revised edition in one volume - страница 18 и вдохновенно редактировавший произведения Томаса Вулфа; Уордер Нортон с его верой в то, что публика станет читать научные книжки, если они будут отлично написаны,— конкретно им и им схожим принадлежит Revised edition in one volume - страница 18 награда в существен­ных переменах в издательском мире.

Люди также вели борьбу с цензурой, засилье которой насту­пило меж 1915 и 1925 годами. В предыдущие годы цензу­ра сравнимо изредка вторгалась в работу влиятельных Revised edition in one volume - страница 18 изда­телей по той причине, что они сами были себе цензорами. Одни произведения они не печатали, так как их не приняла бы читающая публика, а посреди их оказывалось много истин­ных произведений литературы; из Revised edition in one volume - страница 18 других они выкидывали реа­листические эпизоды, время от времени даже после выхода книжки в свет, по просьбе 1-го либо 2-ух газетных рецензентов, а если появлялась угроза конфликта с Обществом по борьбе с Revised edition in one volume - страница 18 пороком, то они просто снимали книжку с реализации. Так, в 1914 году была изъята целая глава из первого посмертного издания «Вэндовер

и зверь» Фрэнка Норриса по требованию издателей, которые счита­ли, что она Revised edition in one volume - страница 18 может обидеть вкусы читающей публики.

После воспрещения в 1916 году романа Драйзера «Гений» писатели все таки объявили войну цензуре. Скоро их поддер­жали новые издатели. Хорэс Ливрайт, Томас Селтцер, позднее Джеймс Хенл из «Вэнгард пресс Revised edition in one volume - страница 18» занесли собственный вклад в эту борь­бу. Более сильный гнев возбуждали книжки Драйзера, Кэбел­ла, Шницлера и Джеймса Джойса. История отношений Драйзера с цензурой, начавшаяся замалчиванием и полузапре­том «Сестры Керри» в Revised edition in one volume - страница 18 1900 году и закончившаяся триумфаль­ным приемом «Американской трагедии» в 1925 году, отражает в главных чертах этапы этой борьбы. Все же острые схватки разыгрались вокруг «Улисса» Джойса, главы из кото­рого Revised edition in one volume - страница 18 временами печатались в «Литтл ревью». Четыре номера журнальчика были сожжены почтовым департаментом, и в 1920 го­ду по приговору чрезвычайной сессии нью-йоркского суда ре­дакторы издания были оштрафованы на сумму в 100 баксов. В 1933 году, но Revised edition in one volume - страница 18, Джон М. Вулзи, арбитр первой инстанции федерального суда по штатским делам, установил в порядке судебного разбирательства, что «Улисс» — суровое произведе­ние искусства, а не порнографическая книжка, как следует, его можно разрешить Revised edition in one volume - страница 18 в США к изданию. Определение судьи Вулзи было воспринято тогда как окончательная победа писателей-бунтарей, как американских, так и зарубежных, но время пока­зало, что это была только передышка в долгой борьбе Revised edition in one volume - страница 18, которая возобновилась в 40-е годы.

^ 68. БИТВА Книжек

1

Возникновение настоящей литературной критики — 1-ый признак зрелости литературы. Пробующая свои силы словес­ность колониального периода и времен фронтира еще не была применима для анализа и внедрения к Revised edition in one volume - страница 18 ней художественных кри­териев. Когда же общество сложилось и обусловилось лицо культуры, перед живописцами появилась задачка сформулиро­вать свои творческие принципы. Встали вопросы: что есть лите­ратура? Каковы дела Revised edition in one volume - страница 18 меж литературой как формой ху­дожественного зания и жизнью, которую она выражает? На каких традициях основывается эта литература? Каковы отноше­ния меж писателем-художником и его искусством?

Над этими вопросами сначала нашей литературной истории Revised edition in one volume - страница 18 думал По, но он явился очень рано, тогда еще не было критики, которая могла бы его поддержать. В 50-е и 60-е годы, когда южноамериканская культура достигнула отно­сительного развития, эти вопросы с еще Revised edition in one volume - страница 18 огромным фуррором ставились Эмерсоном, Торо, Уитменом, Лоуэллом и другими. В конце века, в период бурного роста Америки, смятение охва­тило ее творческую идея, и пробы Генри Джеймса, Хоуэлл­са, Норриса, Хьюнекера и Revised edition in one volume - страница 18 других вновь поднять эти вопросы привели к оживлению критичной деятельности, но не дали сколько-либо значимых результатов для развития теории литературы либо осознания таких самобытных амери­канских живописцев, как Revised edition in one volume - страница 18 Эмили Дикинсон, Крейн, Робинсон \\ Норрис. Только приблизительно с 1910 года умственное и соци­альное брожение обрело форму литературной критики, обратив­шейся в большей степени к теории. Только тогда век заполучил «интроспективный», если пользоваться Revised edition in one volume - страница 18 выражением Эмерсо­на, либо, как гласил Ван Вик Брукс, «самокритический» харак­тер. И именно тогда большая часть литературных критиков поняло необходимость переосмысления главных заморочек искусства.

Естественно, чувство новизны, наполнявшее движение крити­ки 1910—1925 годов Revised edition in one volume - страница 18, было очень призрачно. О чем бы ни гово­рилось, все это не было по-настоящему новым, так как глубо­ко коренилось в самой американской почве и несло на для себя налет общего Revised edition in one volume - страница 18 брожения мысли той эры. Новым было только чувство неожиданности пробудившегося самосознания и об­щее рвение осознать происходящее. Битва книжек, развернув­шаяся в американской литературной истории в те годы,— собы­тие исключительной Revised edition in one volume - страница 18 значимости и значения.


revnost-k-obektu-seksualnoj-lyubvi-glavnij-redaktor-zav-psihologicheskoj-redakciej-zam-zav-psihologicheskoj-redakciej.html
revolyucionnaya-demokratiya.html
revolyucionnie-prorochestva-9-glava.html