Revised edition in one volume - страница 12


v Максима Ларошфуко «Хитрость и предательство являются результатом отсутствия способностей» повлияла или непосред­ственно, или через промежный вариант на то, что было написано Франклином в 1751 году: «Хитрость проистекает от недочета способностей». В 1754 году Франклин вновь Revised edition in one volume - страница 12 вернул­ся к данной теме, заявляя уже более точно: «Хитреца пере­хитрит еще больший хитрец». В 1749 году он высказал свои мысли о мщении с точностью, не известной его предшественни­кам: «Нанося Revised edition in one volume - страница 12 оскорбление, вы опускаетесь ниже вашего неприятеля. Месть делает вас равным ему. Прощение же ставит вас выше». В одном из самых обычных его выражений, изготовленном в 1752 году, источник которого еще не найден Revised edition in one volume - страница 12, Франклин резю­мировал собственный принцип терпимости в отношении заблуждающе­гося населения земли: «Сильный и мудрейший может пожалеть и про­стить, трус и болван не знает сострадания». Очень много источников выражений Франклина Revised edition in one volume - страница 12 не установлено, потому нереально сказать точно, скольких он только коснулся, а сколькими обогатил образную речь, уходящую корнями в про­шлое, которое он связал с живым современным языком. Ясно, но, что большая часть выражений после Revised edition in one volume - страница 12 обработки бла­годаря превосходной возможности Франклина быть максимально понятным и изумительному чувству гармонии стали выразитель­нее. В качестве примера можно привести известную англо-шот­ландскую пословицу, которая начиная с 1572 года употребля Revised edition in one volume - страница 12­лась несколькими писателями в почти всех вариантах: «Кот в пер­чатках не сумеет изловить мышь», «Кот в манжетах — нехороший охотник за мышами», «Кот в перчатках никогда не был хоро­шим охотником за мышами». В Revised edition in one volume - страница 12 1754 году Франклин отдал собственный вариант, который с того времени и вошел в употребление: «Кот в пер­чатках мышей не ловит». Шотландская пословица «Тот, кто лю­бит отлично поесть, не хлопочет о наследниках Revised edition in one volume - страница 12» была в 1733 го­ду написана Франклином в форме «Тот, кто очень забо­тится о для себя, ничего не оставляет после себя». Давнешнее выраже­ние, бытующее в том либо ином варианте Revised edition in one volume - страница 12 еще со времен Шек­спира либо даже Чосера и в 1670 году зафиксированное как «Трое приходят к соглашению, если двое отсутствуют», было переосмысление Франклином как «Трое хранят тайну, если двое из их мертвы». Еще у Revised edition in one volume - страница 12 Плавта было сказано, что никому нельзя злоупотреблять радушием более 3-х дней. Лили в «Эв-фуэсе» и Сервантес в «Дон Кихоте» ассоциировали гостей со скоро­портящейся рыбой. То же самое писал и Херрик Revised edition in one volume - страница 12 в «Гесперидах».

Франклину могло повстречаться это выражение в книжке «Англий­ские пословицы» (1670) Джона Рея, где оно было написано в варианте: «Свежая рыба и гости через три денька уже не достав­ляют Revised edition in one volume - страница 12 удовольствия», либо в книжке «Шотландские пословицы» (1721) Джеймса Келли в варианте: «Свежая рыба и надоедли­вые друзья скоро приедаются». В трактовке Франклина 1736 го­да пословица приводится в собственной общеупотребительной идиома­тической форме Revised edition in one volume - страница 12: «Рыба и гости в три денька протухают», в какой слово «протухают» чувствительные издатели подменяли другими, более роскошными словами.

Тот факт, что из всех сентенций Бедного Ричарда получили в особенности широкую известность те, что взывают Revised edition in one volume - страница 12 к бережливости, отчасти разъясняется прихотью издателей. В июле 1757 года, когда Франклин пересекал Атлантику на пути в Лондон как представитель Пенсильвании, он написал несколько более длин­ное, чем обычно, вступление Revised edition in one volume - страница 12 к выходящему на последующий год изданию альманаха, которому предначертано было стать последним, приготовленным им для печати. Это вступление, известное под заглавием «Путь к изобилию», с того времени переиздавалось еще почаще других произведений Revised edition in one volume - страница 12 Франклина, кроме «Авто­биографии», в то время как наименее надлежащие этой теме выражения покоились в первых изданиях альманаха, а если вновь публиковались, то очень изредка; в итоге взывающая к бережливости часть наставлений Бедного Ричарда Revised edition in one volume - страница 12 по ошибке была воспринята как кредо Франклина. Непременно, не стоит забывать, что в вступлении «Путь к изобилию» сделанный во­ображением писателя оратор отец Авраам, уже старенькый человек^ на деревенской ярмарке призывает не платить Revised edition in one volume - страница 12 за продукт больше, чем он того стоит, подкрепляя свои слова цитатами из «Бедного Ричарда». Естественно, он приводит только назидания экономического нрава и не имеет надобности цитировать Бедного Ричарда по Revised edition in one volume - страница 12 более суровым, интересующим его самого вопросам. Фран­клин, для которого бережливость явилась результатом самовос­питания, а не природным качеством, очень много внимания уделял бережливости и поэтому сделал о для себя неправильное представ­ление, противоречащее Revised edition in one volume - страница 12 всей его деятельности.

4

Хотя Франклин достаточно рано сделал вывод, что всякое произведение должно быть «понятным, коротким и отлично напи­санным» и хотя его собственные сочинения всегда и постоянно обладали этими плюсами Revised edition in one volume - страница 12, он испробовал самые различные методы выражения, на что не всегда обращалось внимание: от ироничных вольностей в письме, где он дает советы юному человеку насчет свадьбы (датированном 25 июня 1745 года и нареченном им «Поучения Revised edition in one volume - страница 12 прежней любовницы»), и доморощен­ной характерности первых строк сейчас уже позабытого «Отчета Пенсильванской больницы» (1754), до возвышенной и гармони­ческой прозы неких поздних политических документов, не говоря уже о ярком остроумии, непосредственной искренно­сти я Revised edition in one volume - страница 12 задушевности его личной переписки. Невзирая на то что Франклин гласил как по-английски, так и по-французски до­вольно медлительно и сбивчиво, он всегда оказывался на высоте* когда облекал в письменную Revised edition in one volume - страница 12 форму то, что был должен сказать. Франклина цитируют повсевременно, и это никогда не наскучивает. Вне сомнения, годы работы над совершенствованием афоризмов для «Бедного Ричарда» развили в нем счастливую способность писать, но это было Revised edition in one volume - страница 12 его собственное, а не взятое у дру­гих писателей достоинство. «Если вы не желаете сразу после погибели забвения, то или создавайте стоящие произведения, или совершайте поступки, достойные описания», — гласил Фран­клин Revised edition in one volume - страница 12 в выпуске «Бедного Ричарда» за 1738 год. Он тоже ста­рался следовать этому принципу, хотя бремя занятости нередко лишало его произведения яркости, которой отличалась его жизнь. В конце 1741 года Франклин изобрел новый тип Revised edition in one volume - страница 12 каминов о котором говорится в «Описании вновь сконструированных оча­гов» (1744). Это был технический проспект, написанный для од­ного из друзей Франклина, члена «Хунты», которому Франклин предоставил право производства этих каминов Revised edition in one volume - страница 12. Более того, тех­нический проспект явился первым печатным научным трудом члена не так давно сделанного Южноамериканского философского обще­ства. Франклин, будучи секретарем Общества, считал, что оно уделяет прикладной науке меньше внимания, чем следовало бы Revised edition in one volume - страница 12, и в 1747 году обратился к исследованию особых заморочек элек­тричества. Это и принесло ему славу. Оригинальность исследо­вания Франклина полностью соответствовала той уверительности и изяществу, с какими он оповестил о собственных открытиях Revised edition in one volume - страница 12 ученый мир и рядового читателя. Но никому из членов Общества, даже самому Франклину, никогда не приходило на мозг, что по­добные произведения не имеют дела к литературе в пря­мом смысле слова Revised edition in one volume - страница 12.

Не задумывался Франклин также, что независимо от того, на­сколько удачно продвигалось его исследование электричества, он предпринял его тогда, когда не только лишь в Пенсильвании, да и по всей Америке происходили бурные действия Revised edition in one volume - страница 12. Невзирая на то что Франклин в 1748 году отошел от дел, его многосторонние инте­ресы быстрее возросли, чем сузились. В августе 1750 года он за­метил, что голубей в его домашней голубятне Revised edition in one volume - страница 12 стало больше, как он расширил голубятню. Исходя из этого, он сделал вывод, который получил следующее толкование в «На­блюдениях относительно численности населения земли, населенно­сти различных государств и т. д.» (размещено Revised edition in one volume - страница 12 в 1775 году) о том, что численность населения находится в зависимости от средств существования и нач­нет возрастать с их повышением. Эта идея принудила его уверовать в то, что по численности населения Америка в Revised edition in one volume - страница 12 скором времени превзойдет Английские острова и эти будущие перемены потребуют пересмотра системы управления Английской импе­рией ее заморскими владениями. Схожая убежденность на­правляла Франклина во все периоды его политической и дипло­матической деятельности прямо Revised edition in one volume - страница 12 до Американской революции и отыскала отражение в брошюре по вопросу отношений с Канадой «Значение Англии, рассмотренное зависимо от ее колоний» (1760), также в «Допросе доктора Франклина» (1766) перед палатой общин, «Причинах недовольства амери­канцев Revised edition in one volume - страница 12 в период, предшествовавший 1768 году» (1768) и многих других его наименее значимых произведениях. Невзирая на то что Франклин был должен соразмерять свои поступки с ходом событий, он был умопомрачительно последователен в соблюдении основных собственных Revised edition in one volume - страница 12 принципов.

Эту последовательность и основательность политической ли­нии Франклина иногда упускают из виду, поражаясь и восхи^т щаясь многообразием его научных, менторских и юмористиче­ских выражений. И вправду, Франклин всегда казался Revised edition in one volume - страница 12 колдуном и остроумцем, даже становясь все более значимой политической фигурой. В 1769 году он издал «исправленное, си­стематизированное и улучшенное» сочинение «Опыты и наблю­дения над электричеством... С добавлением писем и Revised edition in one volume - страница 12 записок по поводу философии», а в 1773 году в Париже по-французски был размещен его еще больше широкий труд — «Сочинения госпо­дина Франклина». Тут в форме научных мыслей были выска­заны многие его Revised edition in one volume - страница 12 «догадки и предположения», как называл их сам Франклин. «Я очень предрасположен к построению гипотез. Это потворствует моей природной медлительности», — заявлял он. Но читателям труды Франклина представлялись доказатель­ством неустанной работы его разума, с легкостью Revised edition in one volume - страница 12 и фуррором пости­гающего потаенны природы. Читателям оставалось только изумлять­ся, так как они не могли знать, какая из его догадок подтвер­дится в дальнейшем (и таких было большая часть Revised edition in one volume - страница 12), а что окажется заблуждением и ошибкой.

Может показаться странноватым, что политический деятель Франклин был к тому же ученым. Еще больше удивляешься тому, что он был вприбавок и восхитительным юмористом. Юмор, пере­растающий в сатиру, явился Revised edition in one volume - страница 12 одним из средств, которые Франк­лин использовал в собственной публичной и политической деятель­ности. Он был мастер мистификации. Уже в 1730 году в собственном шуточном рассказе «Судилище на Маунт Холли» он высмеял Revised edition in one volume - страница 12 веру в существование ведьм. В работе «Ссылка уголовных пре­ступников в колонии» (1751) он серьезно предложил, чтоб в от­вет на деяния британцев америкосы тоже экспортировали бы в Великобританию... гадюк. Во Revised edition in one volume - страница 12 время пребывания в Лондоне в пись­ме «Издателю газеты» (1765) он засмеял все тамошние россказни об Америке, к примеру о том, как в американских пресных водах киты преследовали треску, заметив с деланной серьезностью Revised edition in one volume - страница 12, «что большой, но рискованный прыжок кита до Ниагарского водопада расценен всеми, кто следил его, как одно из вели­чайших зрелищ, которые когда-либо устраивала природа». В 1773 году в «Эдикте короля Пруссии» Франклин, используя жанр Revised edition in one volume - страница 12 пародии, изобразил притязания Британии на управление Америкой. В «Эдикте» Пруссия добивалась предоставить ей воз­можность править Британией. В 1782 году в Париже он напеча­тал «Приложение» к «Бостонской независящей хронике», типо Revised edition in one volume - страница 12 пытаясь обосновать, что английское командование в Америке регу­лярно выплачивает вознаграждение индейцам за скальпы аме­риканских поселенцев. Читатели, сначала озадаченные, уже скоро могли осознать, что прячется за таковой мистификацией, и рассматривали написанное сейчас уже Revised edition in one volume - страница 12 в ином свете, помня то суровое содержание, которЬе Франклин облек в смышленую форму.

Багатели, ставшие развлечением для Франклина и его окру­жения в Пасси, под Парижем, когда он был послом во Франции Revised edition in one volume - страница 12, явились предстоящим выражением, в более легком жанре, его склонности к мистификации. Когда мадам Брийон с ухмылкой отказала ему в его полусерьезной просьбе быть ему более, чем дочерью, он написал и отпечатал на собственном Revised edition in one volume - страница 12 маленьком печатном станке притчу «Однодневка; знак людской жизни» (1778) — о скоротечности времени и необходимости философ­ского смирения. Когда мадам Гельвеций ответила ему отказом на предложение стать его супругой, Франклин в «Богоматери Отейля» (1778) беззаботно Revised edition in one volume - страница 12 поведал ей о том, как во сне он очу­тился в Елисейских полях, где отыскал ее покойного супруга, жена­того на покойной супруге Франклина. «Я тут. Давайте отомстим за себя Revised edition in one volume - страница 12», — резюмировал он. Если во Франции от дипломата тре­бовалась галантность, то Франклин мог считаться прототипом в этом приятном искусстве. А так как во Франклине желали созидать мудреца, Солона Нового Света, принесшего в Старенькый Revised edition in one volume - страница 12 Свет вести о будущем Золотом веке, он и стал мудрецом и Со-лоном. И это не было маской, к которой он прибегнул, как это было в случае с Бедным Ричардом Revised edition in one volume - страница 12, а проявлением подлинной сущности его натуры в купе с узким драматическим искус­ством. Так как долгая жизнь обучила Франклина, каким образом можно с большим фуррором выявить свои возмож­ности.

Самые значимые из Revised edition in one volume - страница 12 более поздних произведений Франк­лина, кроме «Автобиографии», относятся к области дипломатии. Зд^рь никто не затмил его. Даже обыденные де­пеши, если их так можно именовать, были написаны им с поис­тине муниципальным Revised edition in one volume - страница 12 осознанием дипломатичной обстановки, философским проникновением в мысли и побуждения заинтере­сованных лиц и счастливым даром юмориста к живому и доход­чивому слову. Два более увлекательных раздела собственной истории дипломатии Франклин очень спешил написать Revised edition in one volume - страница 12, потому они так коротки. Это документы о внедрении и аннулировании Закона о гербовом сборе и переговорах о заключении союза с Францией. Но с большей полнотой он высказывается в 3-х других принципиальных документах Revised edition in one volume - страница 12: трактате «Дело о письмах Хатчин­сона» (1774), «Отчете о переговорах в Лондоне о перемирии меж Великобританией и Южноамериканскими колониями» (1775) и «Дневнике мирных переговоров с Великобританией» (1782)!. В первых 2-ух вопросах Франклин остается Revised edition in one volume - страница 12 основным и почтой единственным авторитетом. Тут он выступает в роли классе ческого летописца, вдохнувшего жизнь в сухие факты тогдашней реальности и отзвучавшие уже споры.

Создавая эти обширные документы, Франклин руковод­ствовался определенными Revised edition in one volume - страница 12 мотивами. Рассказывая о деле Хат­чинсона, он оправдывает его поведение, хотя из-за этого сам он был сдвинут с занимаемого поста в английской царской ад­министрации. Его сообщение о переговорах с английским каби Revised edition in one volume - страница 12­нетом министров зимой 1774—1775 годов, написанное во время его возвращения домой, когда действия были еще совершенно свежайши в его памяти, свидетельствовало о том, что он сделал все для предотвращения военных действий. Его подробный отчет о Revised edition in one volume - страница 12 мир­ных переговорах в Париже на их ранешном шаге предназначался ле только Континентальному конгрессу, да и его сотрудникам, которых не было в Париже, когда почва для переговоров только подготавливалась. Но Франклин Revised edition in one volume - страница 12 всегда писал в автобиографи­ческом плане, так как он уже приступил к «Автобиографии» и знал, что эти недавнешние действия должны занять соответствую­щее место в его будущих сочинениях.

5

Франклин начал писать Revised edition in one volume - страница 12 свою «Автобиографию», которую на­зывал не по другому, как «Мемуары», в августе 1771 года в доме Джонатана Шипли в Чилболтене, недалеко от Тайфорда (Гемпшир). У Шипли, проамерикански настроенного англий­ского епископа, была большая семья Revised edition in one volume - страница 12, все юные и старенькые члены которой глубоко почитали Франклина как современного Сократа. По их просьбе он нередко говорил им о собственном дет­стве в дальнем Бостоне, так не схожем на их детство Revised edition in one volume - страница 12. Стар­шие члены этой семьи напористо уверяли Франклина по­ведать миру историю собственной жизни. Возможно, эта напористость и пробудила в нем ответный отклик, а грядущий «ничем не нарушаемый недельный досуг» давал Revised edition in one volume - страница 12 для этого возмож­ность.

«В ароматном уединении Тайфорда, где моим единствен­ным занятием было беспечное сочинительство в саду», как позже увидел Франклин, он за тринадцать дней собственного пре­бы.вания там Revised edition in one volume - страница 12, а может быть, и в более маленький срок, сделал пер­вую часть «Автобиографии».

Так как ни один жанр литературы не был Франклину так близок, как эпистолярный, в каком он говорил о для себя Revised edition in one volume - страница 12, и так как он много писем написал собственному отпрыску Уильяму, став­шему царским губернатором Нью-Джерси, он и облек свои воспоминания в форму письма к отпрыску. 1-ый денек работы, как это цам сейчас представляется Revised edition in one volume - страница 12, Франклин начал с семейных расска­зов о праотцах, родителях и собственном детстве, потом, разумеется, он решил писать «более методически» и составил план, которого придерживался, хотя и не очень методически, во всех четы Revised edition in one volume - страница 12­рех частях «Автобиографии» прямо до событий 1757 года. Пер­вая часть «Автобиографии», полная радужного оптимизма и светлых мемуаров, принадлежит к числу наилучших в ми­ровой литературе описаний отрочества.

В течение 13-ти лет Revised edition in one volume - страница 12, последовавших за этим августом 1771 года, у Франклина не было ни времени, ни желания про­должить собственный рассказ. Его друзья в Тайфорде с нетерпением ждали, что весной 1775 года по возвращении в Америку Revised edition in one volume - страница 12 он приступит к своим мемуарам. Но заместо этого он пред­почел в письмах к отпрыску обрисовывать безуспешные переговоры, происходившие в Великобритании прошлой зимой. Разразившаяся Ре­волюция нарушила все планы, которые были бы у Revised edition in one volume - страница 12 Франклина относительно «Мемуаров». И только в 1784 году, будучи в Ев­ропе, он вновь обратился к мемуарам о собственной молодости и продолжил повествование. Но он оставил рукопись первой части «Автобиографии» в Америке и не Revised edition in one volume - страница 12 мог точно вспомнить то место, где она обрывалась. Отчуждение меж ним и отпрыском, ко­торый был на стороне английского правительства, привело к тому, что Франклин в письмах уже не мог обращаться к Revised edition in one volume - страница 12 нему и не был, как до этого, размещен отводить много места в «Ав­тобиографии» «незначительным семейным событиям, малоинте­ресном другим». Потому то, что Франклин написал в 1784 году, «предназначалось для Revised edition in one volume - страница 12 публики», которая устами неких близких друзей и собеседников выразила желание выяснить поучи­тельную историю его восхождения к мировой славе.

Даже в подходящей обстановке в Пасси, создавшейся после удачного заключения союза, Франклин написал Revised edition in one volume - страница 12 только маленькую вторую часть собственных «Мемуаров». Полностью возможно, что настолько насыщенный стиль жизни, какой он вел в Пасси, мог слу­жить препятствием в работе над мемуарами о дальнем прошедшем. Для этого он Revised edition in one volume - страница 12 был должен владеть огромным тщесла­вием либо жаждой литературной славы.

. Во время последнего возвращения домой в Америку летом 1785 года Франклин размышлял над различного рода научными неуввязками, интересовавшими его больше, чем история соб­ственной Revised edition in one volume - страница 12 жизни. И на родине, где у него уже не было такового досуга, как он возлагал надежды, невзирая на бессчетные настоя-

-тельные просьбы, он отложил свои «Мемуары» до августа — октября 1788 года, когда им была написана Revised edition in one volume - страница 12 треть. Но сейчас он стал очень стар и беспомощен, чтоб строить планы либо возлагать на будущее. В ноябре 1789 года Франклин ото­слал исправленную и до некой степени переработанную ру Revised edition in one volume - страница 12­копись первой и 2-ой части «Мемуаров» своим друзьям во Францию и Великобританию, спрашивая, стоит публиковать это про­изведение вообщем. Потом он написал несколько страничек чет­вертой части, может быть, это происходило уже в последние недели Revised edition in one volume - страница 12 его жизни. Неразборчивые заключительные строчки ру­кописи свидетельствуют о том, что он писал их, разумеется, в по­стели.

Франклин очень . нередко откладывал работу над «Мемуа­рами», и, возможно, потому настолько Revised edition in one volume - страница 12 подходящую и вожделенную книжку ждала странноватая судьба. В первый раз она была размещена в 1791 году по-французски, в неавторизованном переводе, без ка­ких бы то ни было пояснений, а потом скоро — неведомым Revised edition in one volume - страница 12 английским журналистом в переводе с французского. Этот пе­ревод нередко переиздавался даже после того, как внук Фран­клина напечатал авторизованный текст «Автобиографии» в со­ответствии с одной из выверенных Франклином копий 1789 года. Только в Revised edition in one volume - страница 12 1868 году во Франции был найден подлинник ру­кописи, и «Автобиография» с включенной на этот раз четвертой частью была размещена в том виде, как ее сделал Франклин. Неудачное вступление не повредило шедевру сколь Revised edition in one volume - страница 12-нибудь серьезно. Сущность произведения сохранилась в каждом его ва­рианте, потому что соответствовала духу времени независимо от того, на каком языке произведение увидело свет.

Непременно, автобиография Франклина не была одной из Revised edition in one volume - страница 12 самых первых в этом жанре. Августин сказал нам историю собственных борений меж духом и плотью, Бенвенуто Челлини по­знакомил с бурной жизнью художника'и хахаля. Руссо, со­временник Франклина, поделился тем, что Revised edition in one volume - страница 12 извлек из собственных вос­торгов и тревог. Франклин ведает нам свою безыскусную историю языком настолько обычным, что только немногие читатели направили внимание на его необычное искусство, остальные же не считали Revised edition in one volume - страница 12 ее произведением литературным. Для их это была сама жизнь. Книжка стала прототипом, которому следовали наибо­лее реалистически мыслящие представители автобиографиче­ского жанра. Франклин до сего времени известен миру основным обра­зом благодаря собственной Revised edition in one volume - страница 12 «Автобиографии», невзирая на то, что она носит фрагментарный нрав, также благодаря «Пути к изо­билию», в свою очередь являющимся только собранием памят­ных его выражений. Потому, возможно, Франклина всегда будут знать сначала Revised edition in one volume - страница 12 как создателя этих 2-ух произведений. Следующие поколения чуть ли могут возлагать получить бо­лее полное представление о Франклине, чем то, что он оставил в «Автобиографии». Точно так же следующие поколения не

отыщут и Revised edition in one volume - страница 12 удовлетворительного ответа на вопрос, почему же Франклин, сделавший в жизни настолько не мало, не счел необходимым сде­лать меньше, чтоб получить возможность больше писать и пуб­ликоваться.

Непосредственно и свободно вынося Revised edition in one volume - страница 12 свое суждение об окру­жающей реальности, Франклин оставил нам живой и пол­нокровный образ колониальной Америки того периода, когда она еще только начинала сознавать свои силы на пути к дости­жению независимости. 1-ый посреди Revised edition in one volume - страница 12 тех, кого страна именовала отцами-основателями, Франклин, после того, как воссияла слава Вашингтона, может считаться нашим наистарейшим патриархом. И в Америке, более чем где-либо еще, он стал популярен имен­но благодаря своим Revised edition in one volume - страница 12 плюсам патриарха: благоразумию, искренности, юмору. Но его посмертная слава в течение по­следующих десятилетий подкреплялась открытием других его плюсов, таких, как самобытность, смелость, пытливость мозга. Пророческие пророчества Франклина сбывались одно за Revised edition in one volume - страница 12 дру­гим. А это больше свидетельствует о том, что он проникся революционным духом собственного времени и был далек от самодо­вольства. Революционер и провидец, Франклин посодействовал узреть очертания грядущего. Сделанный им мир Revised edition in one volume - страница 12 обладает таковой же убе­дительной силой для нас, живущих в XX веке, как и для тех, кто жил в XVIII. Ни один из американских писателей ранешнего пе­риода не получил Revised edition in one volume - страница 12 таковой известности, как он, не переиздавался настолько не мало; ничьи произведения не перечитывались так нередко, не доставляли таковой радости. Франклин воплотил внутри себя главные черты южноамериканского нрава, который потом развился, почти во всем повторяя Revised edition in one volume - страница 12 путь, пройденный их носителем. Случается, что величавые люди указывают своим потомкам неправильный путь. Фран­клин же до сего времени остается светочем американской жизни, ли­тературы, науки. Величайший государственный знак, Франклин Revised edition in one volume - страница 12 никогда не не станет быть близким и возлюбленным человеком.

... Поиски и

подражание

II.

РЕСПУБЛИКА.

^ 9. РЕВОЛЮЦИЯ И РЕАКЦИЯ

1

К 1763 году английские колонии па Североамериканском кон­тиненте достигнули той степени политической и экономической зрелости, которая никак не увязывалась с ограничениями Revised edition in one volume - страница 12 и за­претами английской колониальной политики. Более того, завое­вание Французской Канады объединенными силами Велико­британии и ее союзников колоний породило в янки чрезмерную самоуверенность и экспансионистские настроения: свидетельство этому Revised edition in one volume - страница 12 — призыв Бенджамина Франклина к распро­странению воздействия Английской империи и свобод, даруемых ею, по его воззрению, народам всего света. Это здоровое чувство своей мощи и свободы повсевременно путало самые хитроум­ные Revised edition in one volume - страница 12 планы Английской короны, которая начиная с 1763 года находила повода урезать права янки то при помощи пря­мого налогообложения их английским парламентом, то требуя жесткого соблюдения Навигационных Актов *. Видя, что импе­рия остается глуха к их Revised edition in one volume - страница 12 эталонам, америкосы направили вновь обретенное сознание собственного единства и могущества на борьбу с метрополией за независимость.

Чтоб оградить свои права от британских админов, стремящихся централизовать всю власть над империей в Лон­доне Revised edition in one volume - страница 12, америкосы обращаются за помощью (что они делали не один раз и в прошедшем) к Локку, Харрингтону и другим фи­лософам, выступавшим в защиту естественных прав человека. Первой линией их обороны против английской Revised edition in one volume - страница 12 деспотии было конкретно естественное право, на котором покоился, по их разуме­нию, фундамент британской конституции. «Какой парод, — за­давал вопрос Джон Дикинсон из Пенсильвании, — можно на­звать свободным? Не Revised edition in one volume - страница 12 тот, правительство которого управляет им уместно и справедливо, а тот, чье правительство проверяется и контролируется народом в согласовании с конституцией так, что управлять другим образом просто не может». Согласно этой философии, повелитель и парламент Revised edition in one volume - страница 12 не смели нарушить законы Бога и Природы. И уж естественно не могли облагать население налогом, обходя вопрос о консульстве *. Под Природой и Богом америкосы понимали разум, всячески пытаясь при­способить Revised edition in one volume - страница 12 к Английской империи краеугольные принципы

6*

163

Просвещения — веру в силу разума и способность человека к со­вершенствованию. Прямо до 1776 года они не помышляли о борь­бе с Империей и стремились обеспечить благосостояние цивилизации и ее Revised edition in one volume - страница 12 уверенность в дальнейшем, следуя во всем законам природы. Од­нако под законами природы британцы и америкосы подразу­мевали нечто различное. «Если бы кое-кто из моих соотече­ственников, оставшихся в Великобритании, хоть раз погрузился Revised edition in one volume - страница 12 в воды Де-лавера, — увидел некоторый британец, — то в его сознании, смею мыслить, произошли бы изумительные перемены». Америкосы упрямо настаивали на собственной интерпретации понятия «естествен­ного права»*, что, по воззрению Revised edition in one volume - страница 12 британцев, означало подчинение законов Империи не богу и не природе, а «судьям-бостонцам» с Сэмом Адамсом и Джеймсом Отисом во главе.

В силу собственной универсальности «естественное право» стало связывающим звеном меж янки, давая и Revised edition in one volume - страница 12 жителям Но­вой Великобритании и Каролины одни и те же козыри в руки для сопро­тивления британскому давлению. Являясь философией, отстаи­вающей права личности, «естественное право» порождало огромное количество демократических мыслях. Конкретно Revised edition in one volume - страница 12 к «естественному пра­ву» прибегал преподобный Джон Уайз в определении более целесообразной формы церковного управления в Новейшей Великобритании, им воспользовался и Роберт Беверли, пытаясь сконструировать от­ношения плантаторов Виргинии с Revised edition in one volume - страница 12 метрополией. Хоть какой мыслящий янки умел противопоставить «естественное право» центра­лизованной власти еще за 100'лет до Войны за независимость.

Во отношениях с империей южноамериканская интерпрета­ция «естественного права» вела к децентрализации и Revised edition in one volume - страница 12 увеличе­нию льгот колоний. Боясь воздействия правительства в Вестминстере, америкосы построили местные ассамблеи в ранг парламентов, подчиняющихся только власти короля. Британцы со собственной стороны считали, что все эти идеи ведут не к Revised edition in one volume - страница 12 независи­мости, а к провинциализму и изоляции, словом, к расколу импе­рии. После того как надежды на компромиссное решение рух­нули и Америка объявила о собственной независимости, она тем взяла на себя Revised edition in one volume - страница 12 ответственность за решение задачи, с которой так и не смогли совладать английские власти: как скооперировать рост приемуществ колоний с централизованным правительством.

2

Столкновение идеологий вызвало словесную распрю, которая неистовствовала в течение 10 лет, пока америкосы Revised edition in one volume - страница 12 и британцы не решили для скорого разрешения конфликта перейти к дей­ствиям. Все десятилетие, предыдущее событиям у Лексинг­тона, колонисты пробовали уверить английские власти уважать их права, подкрепляя силу аргументов Revised edition in one volume - страница 12 реальными действиями, в том числе наложением эмбарго на английские продукты. В борьбе за независимость литература перевоплотился в орудие: искусство пропагандиста, «катализатора» публичного представления стало объектом исследования для многих американских писателей. По мере Revised edition in one volume - страница 12 того, как конфликт обострялся забывались «джентльменские» приемы ведения спора, разработанные Джеймсом Отисом и Джоном Дикинсоном: основными объектами нападок американ­ских фельетонистов и обозревателей стали британская жесто­кость, безнравственность правительства Джона Норта, пороч­ность Revised edition in one volume - страница 12 характеров британского народа. Поток подобного рода лите­ратуры значительно посодействовал приготовить публичное мировоззрение к принятию Декларации независимости и поддержать на соответствующем уровне мораль в эту годину испытаний. Эдмунд Берк гласил, что янки за каждым Revised edition in one volume - страница 12 углом мерещится деспотия; поточнее было бы сказать, что они узнавали о ней из собственных газет.

Пока конечной целью революционного движения оставалось завоевание янки прав и льгот, которыми распо­лагали британцы, колонисты сохраняли Revised edition in one volume - страница 12 единство, на торизм повышенного внимания не направляли. Но в 1776 году, когда Томас Пейн заговорил о независимости Америки и о республиканском виде правления, стало разумеется, что штатской войны, в ко Revised edition in one volume - страница 12­торой америкосы будут биться против янки же, не избежать. Значимая часть колонистов — около трети насе­ления— оставалась верна Англии, не столько из любви к королю и парламенту либо из почтительности по отношению к метрополии Revised edition in one volume - страница 12, сколько из ужаса перед демократическим пере­воротом, который мог бы явиться результатом заслуги независимости. Декларация независимости тоже не утешила кон­серваторов. Слова Джефферсона — «все люди сделаны равны­ми»— открыли шлюзы революционному движению Revised edition in one volume - страница 12 в стране: стало разумеется, что фавориты патриотов собирались не только лишь разорвать с зависимостью от Великобритании, да и воплотить в жизнь свои принципы, покоящиеся на убеждении, что в базе деятельности Revised edition in one volume - страница 12 правительства должна быть забота о народном процветании.1

Не все консерваторы выбрали тяжелый и тернистый путь торизма и изгнания; многие из их присоединились к патриотам, что потом привело к гневным столкновениям меж ра­дикалами и консерваторами Revised edition in one volume - страница 12 снутри самой революционной пар­тии. Споры шли о том, кто станет во главе новейшей Америки и на­сколько далековато можно идти в демократических преобразованиях общества. Часть патриотической партии сопротивлялась Revised edition in one volume - страница 12 духу перемен, пытаясь навести революционное движение в русло борьбы с Англией; другая — желала покончить с прежним ари­стократическим порядком и передать страну «новым людям» — приемущественно из маленького фермерства — и смело заявляла о праве большинства управлять Revised edition in one volume - страница 12 государством.

Но полной победы не одержали ни радикалы, ни консер­ваторы— время работало на умеренных реформаторов. Не­смотря на дружные простесты обскурантов, были открыто провозглашены отделение церкви от страны и свобода Revised edition in one volume - страница 12 рели­гиозных убеждений, отменены право первородства * и майорат, в северных штатах ограничено и равномерно уничтожено рабство негров и в преамбулах конституций новорожденных штатов утверждалось, что вся политическая власть принадлежит на­роду. Но Revised edition in one volume - страница 12 в большинстве штатов под «народом» подразуме­вали те же самые круги, что и до этого, — тех, кто имел право голоса и занимал принципиальные публичные посты. У Запада не­справедливо урезали голоса, чтобы Revised edition in one volume - страница 12 он не перехватил власть у ограниченного Востока.

Эти реформы были важным революционным завоева­нием Просвещения в Соединенных Штатах. XVIII век был эпо­хой просвещенных тиранов; в течение лаконичного отрезка евро Revised edition in one volume - страница 12­пейской истории философы были правителями. Это было время, когда идеи, длительное время вынашиваемые в мозгах философов, на­чали приносить плоды гуманности. Таким макаром, Соединенные Штаты появились в эру реформ, проводимых сверху, — плодов деятельности патриархально Revised edition in one volume - страница 12 настроенных правителей. Амери­канские патриоты революционного поколения обосновали, что рес­публиканцы просвещены более тиранов, что люд сам спо­собен действовать так, как стремятся действовать за него повелители и философы.

Перемены, внесенные Revised edition in one volume - страница 12 Революцией, не убили аристокра­тию в Соединенных Штатах. Отменяя право первородства и майорат, Джефферсон веровал, что он подсекает корешки аристокра­тии, но с течением времени он сообразил, что всего только обрубал не­которые ветки Revised edition in one volume - страница 12. Аристократы уступили демократам только внеш­нюю линию обороны, оплот же осталась нетронутой. Более того, Революция породила свою знать: нуво­риши, которые разбогатели на каперстве, барышничестве и спе­куляциях, уже перебравшиеся Revised edition in one volume - страница 12 в дома сбежавших тори, не замедлили усвоить их обычаи и мысли. Эти дельцы стали ядром партии федералистов и более ярыми противниками принци­пов 1776 года.


revmaticheskie-poroki-serdca-referat.html
revmatizm-referat.html
revmatoidnij-artrit-vladimir-sokolinskij-ponyatnie-metodi-ukrepleniya-zdorovya-dlya-zanyatih-i-razumnih.html